19 Января 2016 | 10:29

В глубине глуши

Сегодня Дмитрий Мосягин варит в Перми «правильный» кофе, а еще пять лет назад он латал деревенский дом под Нытвой, готовясь в нем перезимовать. Так один из основателей известной в городе сети кофеен Cup by cup решил хорошенько разобраться в себе и в жизни — после шести лет успешной работы в сфере гостеприимства он бросил все и переехал в глушь. Но спустя два года вернулся и теперь его в деревню и не тянет. Дмитрий рассказал ТЕКСТу, как дауншифтинг его изменил и зачем он вернулся обратно в город.


Почему уехал из города


К моменту отъезда Дмитрий прошел карьерный путь от официанта до старт-апера. Ему было 25 лет, он помогал запускать новые кофейни, но так и не мог ответить себе на вопрос, в чем заключается его призвание.

 «Для переезда было много причин, но одна из главных – моя усталость, некое разочарование в той сфере, в которой я работал, желание взять паузу и переосмыслить все, что происходит в моей жизни. Не было определенности и понимания, что является приоритетами и целями. К чему стремишься и для чего живешь? Кто ты? Зачем ты здесь? Что за мир тебя окружает? Эти вопросы заставили меня покинуть привычную среду обитания и поселиться в деревне», — говорит он. По его словам, ему всегда хотелось быть ближе к природе, и здесь подвернулся удобный случай. Родители Дмитрия искренне недоумевали, почему сын, вместо того чтобы строить карьеру, копить на квартиру, машину, искать жену и «жить по-человечески», решил, что этот путь ему не подходит.

В октябре 2010 года, после разъезда с родителями, Дмитрий купил себе полуразрушенный дом в маленькой деревне на границе Ильинского и Нытвенского районов. Она была практически безлюдной: летом там жили только дачники, но никто не зимовал. На оставшиеся деньги он купил старую ВАЗовскую «четверку», чтобы ездить в город за стройматериалами, собрал аптечку, взял инструменты, минимум одежды и переехал.


С какими сложностями столкнулся в деревне


Дом оказался непригодный для жилья: в нем были только деревянные стены, крыша, окна — на половину выбиты. Опыта жизни в деревни у Дмитрия не было, о том, как работать с материалами, он знал только теоретически. «За полтора месяца до наступления реальной зимы мне пришлось привести дом в жилой вид. Я достроил его в одиночку, это был очень интересный процесс. Приходилось делать много подготовительных действий, чтобы сделать серьезную тяжелую работу», — рассказал он.



Стать затворником он не собирался, захватил с собой в деревню мобильный телефон и ноутбук, в глуши ловил 3G-Интернет. «Финансовый поток я себе зарабатывал летом, когда работал инструктором в турфирме «Зеленый ветер». Работа была сезонная, но, тем не менее, на кое-какие стройматериалы мне хватало. На тот момент я уже был веганом. Мои продукты – то, что дала мне моя земля. Что не мог вырастить: крупы, растительное масло, соль, — я покупал в магазине в соседней деревне (расстояние до которой было около 5 км). Это не дорогие продукты. Когда ты живешь один, тебе не нужны колоссальные продуктовые объемы. Твоя жизнь становится очень разумной и взвешенной. Я только тогда осознал, как человек усложняет свою жизнь», — рассказал Дмитрий Мосягин. Хлеб он буквально «ловил» на дороге. Он вычислил время, когда машина с хлебом проезжала мимо его дома, выходил на дорогу, останавливал ее и покупал еще теплую буханку.

Зимой он занимался тем, что, с понедельника по четверг, строил и чинил дом, а в выходные иногда бывал у друга в соседней деревне. Вместе они гуляли по сельской глуши и окрестным лесам. Тот тоже переехал из города в деревню вместе с женой и детьми, но остался там и закрепился — теперь его фермерская продукция используется в одном из заведений сети Cup by cup, в кафе Lemon tree. Иногда из города к Дмитрию приезжали мама и друзья.

Тоски по городским развлечениям, которых раньше хватало с избытком, у него не было. Психологических проблем от жизни в деревне он не испытывал, только бытовые. Например, весной оказалось, что огорода, по сути, нет, а вместо него — целина. Ее пришлось распахивать заново, в ручную, с помощью обычной лопаты. Опыта ведения сельского хозяйства не было, но Дмитрий решил все сделать сам, у него попросту не было лишних денег, чтобы кого-то нанять. На трех сотках он посеял картофель, лук, свеклу, морковь, капусту, кабачки и зелень. Это был его будущий запас на зиму, мыслей о возвращении в город не было и в помине. В Перми он бывал наездами — иногда случались небольшие заработки, например, мастер-классы по приготовлению кофе, а летом водил группы туристов по краю.



На второй год жизни в деревне он почти закончил работы с домом и еще больше погрузился в чтение, телевизор же не смотрел и держал его в доме для мамы.

С будущим партнером по бизнесу, Антоном, Дмитрий познакомился еще до «бегства в деревню» и заезжал выпить чаю к нему в чайную, когда бывал в городе. «Он меня постоянно агитировал вернуться, говорил, что Перми нужен хороший кофе. А так как он всегда занимался чаем, то кофе мог быть сопутствующим продуктом для продвижения оптовых продаж чая в рестораны и кафе нашего города», — рассказал Дмитрий.


Почему решил вернуться


Оказалось, что на «перезагрузку» хватило двух лет. В Пермь он возвращался постепенно, в два этапа. «В деревне мне было комфортно: теплый дом, все хорошо, удобно и тихо. И как-то я колю дрова вечером и понимаю, что все, я опустошился и наполнился совершенно другим. Что я готов попробовать снова начать взаимодействовать с внешним миром. Я крайне не приемлю животноводство. Так же мне не хотелось заниматься производством зерна и другой сельской деятельностью, чтобы зарабатывать на этом. Я не видел себя в этом и думал о других путях развития, смотрел в сторону преподавания в школе, легко мог вести уроки географии и физкультуры. Даже сходил в школу, пообщался. Возможности устроиться были, но что-то мне внутренне мешало. И я понял, что момент возвращаться пришел», — рассказал Дмитрий Мосягин.

«Я был разочарован положением дел в ресторанной среде Перми, многим заведениям было все равно, какой кофе у них продается. А свежеобжаренный кофе — продукт, требующий внимательного отношения к себе и совершенного иного подхода. Это был новый для Перми продукт, а все новое вызывает конфликт и отторжение. Но мы рискнули. В апреле мы встретились вновь, Антону позвонил знакомый и сообщил, что в Москве продают небольшой аппарат для обжаривания кофейных зерен. Мы тут же купили билеты до Москвы, и я улетел смотреть это оборудование.

В деревне я научился жить и двигаться в своем ритме и темпе. Когда живешь один – ты никуда не спешишь, находишься всегда в своем времени. Каждое движение наполняешь смыслом. Эти и многие другие умения я попытался применить в городской среде. Не сразу получилось адаптировать эти навыки для ведения бизнеса, но они очень полезны. Я понимал, что старая модель ведения бизнеса уже не работает, что во многих стратегических вопросах нужно следовать интуиции и голосу сердца. Я знал, что открытие своей кофейни – хороший вариант, чтобы показать наш продукт без искажения. Так же хотелось создать новый формат заведения в городе — без спиртного, кальянов и еды», — рассказал Дмитрий Мосягин.

В 2012 году они вместе с Антоном запустили микро производство по обжарке кофе. У первого ростера была очень маленькая производительность, он мог обжаривать до 500 грамм зерен за один цикл.

В ноябре 2012 года открылось первое заведение сети — маленький эспрессо-бар в ТЦ «Базар», работающий в режиме «кофе с собой». Исходя из своего опыта работы в сфере гостеприимства и его переосмысления в деревне, Дмитрий понимал, что нужно выстраивать бизнес, исходя из потребностей горожан, а не в угоду собственной прибыли. Была принята стратегия развития через создание собственных кофеен, которые со временем стали интересными общественными пространствами.

Он окончательно вернулся в город в апреле 2013 года. Вместе с партнером они запустили первое полноценное заведение сети — кофейню Cup by cup на Комсомольском проспекте, 16. В том же месяце Дмитрий продал свой дом. «Я продал его, как только пришло время, когда моя занятость в новом проекте увеличилась. Я уже не смог совмещать деревню и город. Я жил какое-то время так, уезжал на время в деревню, восстанавливался, отдыхал. Но однажды почувствовал, что я не отдыхаю. Что деревенское пространство перестало меня наполнять. Как только я принял решение продать дом, его купили очень быстро, за месяц. Мне не жаль было его продавать. Он свою роль выполнил. С тех пор я занимаюсь Cup by cup», — говорит Дмитрий Мосягин.


О быте в деревне


Когда я переехал в деревню, мне одни люди говорили, что я сумасшедший, а другие, что молодец.

Свободное время появилось только к началу второго года. Основные работы по строительству и благоустройству дома были закончены, зимой стало появляться все больше и больше времени, которое я мог посвятить чтению. И это лучшее, что со мной случилось, потому что когда у тебя есть Интернет, тебе доступна почти вся литература, которая есть в мире.

Старые потребительские привычки нам передаются от родителей, а с возрастом их становится все больше, появляются еще и свои. Этот ненужный скарб привычек человек тащит за собой. Во время жизни в деревне ты понимаешь, что многое не имеет смысла. Сменить среду обитания – хороший способ бросить лишнее и сломать привычные распорядки.

Еще одно открытие, которое я сделал, живя в деревне — не беспокоиться о большом разнообразии одежды. Это лишнее.

У меня был небольшой дом, зато у меня было много земли. Огород в 20 соток и 18 соток, которые находились между ним и дорогой на бывший пруд. Это было большое поле, пока с одного края до другого дойдешь, устанешь.

Один из огромных плюсов жизни в деревни заключался в том, что у меня было много времени для чтения.

О еде в деревне

Зимой я питался тем, что вырастил летом на огороде: картофелем, кабачками, капустой. Я не делал заготовки, соленья, варенья. Все это усложняет жизнь и требует колоссального количества времени.

О работе

Это только кажется, что когда уезжаешь в деревню, у тебя там полно свободного времени. Нет. Во-первых, стройка. У тебя есть рабочий график – с понедельника по четверг я понимал, что буду строить. Во-вторых, ежедневная «учёба» — время для чтения.

Огород я перекапывал вручную лопатой. В деревне ты погружаешься в свой ритм и живешь в нем, внешние факторы тебя не раздергивают, не конструируют твой сегодняшний день или месяц, ты живешь в своих потоках. У тебя свои цели и сроки. Берешь лопату, копаешь. Надоело, перестаешь копать.

В деревне постоянный фитнес клуб. Причем интеллектуальный тоже.

В деревне у меня был велосипед, на котором я катался по окрестностям. Так же я продолжал изредка бегать на длинные дистанции.

Мебель в кофейне на Морионе я сделал сам, потому что потребовалось ее сделать быстро. Но меня не тянет что-то построгать или посадить на огороде. Я не могу просто взять деревяшку и сделать поделку. Все должно иметь смысл — это осознанность.

Я не знаю, как это получалось, для меня до сих пор остается загадкой: мой среднемесячный доход был около 10 тыс. руб. На них я умудрялся покупать продукты, стройматериалы, заправлять автомобиль. 

Читать далее: Как пермский юрист бросил карьеру и уехал жить в деревню

Экономика дауншифтинга: Несколько пермяков, бросившие привычный образ жизни, рассказали ТЕКСТу, как все устроено с денежной стороны.

Совсем поехали: Психолог Владимир Вахрамеев объяснил, почему люди уезжают из города в деревню, зачем они «впадают в детство» на берегу океана.




Алина Комалутдинова (ежедневная пермская интернет-газета ТЕКСТ). Новости Перми, авторские колонки и обзоры на сайте chitaitext.ru.
Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!