14 Апреля 2015 | 14:11

Свобода у лиц

Вчера пермский уличный художник Александр Жунев прославился на всю страну — его работа «Гагарин. Распятие» подняла шумиху в местных и федеральных СМИ, вызвала бурные обсуждения в Интернете. Художник нарисовал космонавта, прибитого гвоздями к кресту, на стене дома в Пасху 12 апреля, которая совпала с Днем космонавтики. 

Вчера рисунок был стерт и закрашен, а Жуневым заинтересовались правоохранительные органы.


Известные уличные художники рассказали ТЕКСТу о том, почему работа Жунева стала злободневной, где заканчивается искусство и зачем стрит-арт должен быть смелым.

Слава Moff

С точки зрения стрит-арта работа крутая, она вызвала резонанс, подняла обсуждение по всей стране и прославила Сашу. То, что в ней смешана религия и наука — рисунки, они всегда должны быть смелыми. По всему миру художники рисуют шокирующие картинки, например, склеп во весь дом, но они никого не пугают. Судя даже по Сашиной работе, Россия, похоже, пока не готова этому. Если общество начнет ставить художника в свои рамки, то творчество умирает. Это уже цензура, железный занавес. Ведь основная цель стрит-арта — свободно рисовать и донести до большой части людей то, что хочешь сказать.

Катя Балакина 

Мне кажется, художник своей работой вряд ли сможет по-настоящему навредить обществу. Единственное, что он может – заставить его задуматься. Хороший художник правильно угадывает вопросы, которые волнуют людей. Например, Бэнкси в своих работах касается общества потребления. Взаимодействие общества и религии — животрепещущий вопрос сегодня и Саша использовал эту тему, которая волнует всех. Это и есть актуальное искусство.

Витя Фрукты

Я увидел определенные вещи в обществе из-за этой работы. Это его болезненная точка. Ведь если что-то болит, возникает болезненная реакция. Раз есть болезненная реакция, значит, в обществе есть внутренние противоречия и теперь они проявились. Как реагировать на подобные вещи людям, которые считают себя православными — мне кажется, они должны спокойно относиться, ведь эта работа с определенными символами. Когда у людей начинает выливаться желчь, они начинают выражать свою ненависть и агрессию, это значит, что у них что-то не так в жизни. 

Я бы такую работу не стал делать по разным причинам. Отчасти потому, что я понимаю, что эта работа на определенной грани. Понимаю, что кто-то из моих близких воспримет ее как личную обиду. Отчасти потому, что я пользуюсь немного другими средствами, когда работаю сам. Мне сложно сказать, где заканчивается искусство. Чёткие грани не очевидны. Есть художники, которые занимаются активизмом. Каждый отдельный случай нужно рассматривать отдельно.

Андрей Люблинский

Где проходит грань между художественным замыслом и уровнем восприятия, общественным мнением? Тут скорее важнее – кто эту грань определяет, к ним и вопрос. Как действовать художнику, чтоб не провоцировать агрессию? А художник не должен провоцировать? Искусство делается либо в стол, либо для зрителя, провокация – всего лишь один из, пожалуй, самых действенных способов, призванный обратить внимание на произведение, художник должен же на что-то жить, не всю же жизнь дворником работать. Что же касается агрессии – если говорить о современной России – я совершенно отчетливо вижу толпы агрессивно настроенных полоумных религиозных клоунов, готовых растоптать оппонента, они же, собственно и раздувают популярность бездарных, в основной массе, художников-провокаторов. Где граница для художника в своем творчестве и где для общества в регулятивности и есть ли она? Никаких границ давно уже не существует, вопрос прошлого века, есть законы, и художник либо их соблюдает, либо нет, это уже на его совести.
Алина Комалутдинова (ежедневная пермская интернет-газета ТЕКСТ). Новости Перми, авторские колонки и обзоры на сайте chitaitext.ru.
Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!