19 Ноября 2013 | 10:34

За рулем киномашины

Лет пятнадцать назад в пермских кинотеатрах было совсем грустно: там торговали галошами и устраивали дискотеки. Все это никуда не делось и сегодня: танцуют в бывшем «Триумфе», а торговля развернется в здании кинотеатра «Рубин». За эти пятнадцать лет однозальные советские кинотеатры окончательно отправились в прошлое, уступив место мультиплексам. 

ТЕКСТ поговорил с владельцем сети кинотеатров Very Velly Александром Флегинским о том, как от производства окон и дверей он пришел в кинобизнес, когда в «Кристалле» откроется музей и почему современные зрительские вкусы — это «ужас-ужас», но с этим ничего не поделаешь. 



- У вас несколько бизнесов. Какое место в нем занимает кино? Это любимое дело, детище?

— Раньше, если взвешивать по бизнесу, играло маленькую роль. Процентов двадцать. Если взвешивать по нашему вниманию к этому, тоже нельзя сказать, чтобы занимало контрольный пакет. Кино работало, мы туда вваливали кучу денег, их нужно было зарабатывать где-то на стороне, в других видах бизнеса. Соответственно, чтобы их зарабатывать, нужно было уделять им много внимания. Для нас основным кино стало в 2008 году, когда кризис показал, что умирает очень много бизнесов, а кино живет. Видимо, людям нужно было какую-то иллюзию и они ходили в кино, ведь могли себе позволить потратить 100 руб. Поэтому в кризис был даже определенный подъем. Это помогло нам пережить кризис в других бизнесах, после этого я к кино отношусь с большой благодарностью.

- Вы сказали 20% — это доля от общего дохода бизнесов?

— Я думаю, да, так.

- Сколько лет вы в кинобизнесе и как его начинали? Почему решили заняться именно кино?

— Ну, здесь нет какой-то красивой истории. Мы занимались производством окон, дверей, витражей и прочее. Мои менеджеры ходили, искали заказы и в «Кристалл» тоже пришли. А там им сказали: «Какие окна, мы и так помираем! Пускай лучше Александр Евгеньевич придет, заберет нас». Ну, я пришел, поговорил, взяли «Кристалл» у города в аренду. Это было лет 15 назад.

- То есть все началось с «Кристалла»?

— Да. В нем было грустно, калоши продавали, а на входе стояла бабушка, которая проверяла билеты. С левой стороны была какая-то страшная зарешеченная клетка, там продавали аппаратуру или типа того. Мало кто помнит, как это было тогда. При этом здесь еще крутили фильмы. Все эти атрибуты были привычны для того времени. «Кристаллу» надо было как-то выживать, вот и сдавали в аренду. Мы его закрыли и начали делать реконструкцию, потому что в том виде для нас это было не искусство, не кино и не образ жизни. Торговцы какое-то время не могли понять, почему им отказали, приходили, давали больше денег. Но мы их не пустили обратно. 
спецпроект: кино
Как «Пермская синематека» захватывает умы и души киноманов 


- Это был первый раз, когда «Кристалл» закрыли на реконструкцию?

— Да, первый раз она продлилась месяцев шесть. Но тогда мы мало что понимали в этом и делали все по советам тех, кто профессионально занимался кино.

- «Кристалл» был первым, потом появился «Триумф», «Рубин» и «Экран». Почему вы решили скупить эти кинотеатры?

— Нам хотелось заниматься этим серьезно. Из этих проектов мало что получилось. «Рубин» мы реконструировали, а судьбу его дальше вы знаете, он закрылся. Потому что людей там ходит в кино порядка 10 тысяч в месяц, этого мало. Для того чтоб «Рубин» был окупаемым, надо, чтоб хотя бы 15 тысяч было. Сюда, в «Кристалл», ходят 100 тыс.человек в месяц. Он окупается, но это очень ёмкий бизнес, очень дорогой. Чтобы его запустить, нужно, чтобы много денег было заложено изначально, регулярно в топку подбрасывать еще. Поэтому в деньгах мы не купаемся, но он отбивает деньги, которые мы взяли в банках.

- Вы хотели создать сеть однозальных кинотеатров в городе?

— Ну, это было скорее решение, продиктованное душевными соображениями, нежели коммерческими, слово «сеть» мы тогда в голове не держали. «Кристалл» получился, нам хотелось сделать также в «Октябре». Мы получили решение города, что они нам отдают «Октябрь» в аренду, потом город поменял свое решение, и мы прошли мимо «Октября». Но купили у частного владельца «Триумф». В «Рубине» мы довели реконструкцию до ума, а «Экран» мы не предполагали реанимировать, потому что два кинотеатра для Закамска – это перебор. Мы хотели строить на этом месте торговый центр. «Колизей» появился лет через пять.

- Помню, что в «Колизее» хотел встать «Синема Парк». Но на его месте появилось Very Velly. Как вам удалось это сделать? Почему решились на свой мультиплекс в городе?

— Там действительно должен был быть «Синема Парк», но застройщик «Колизея» решил, что там появимся мы. Это все принадлежало Борисовцу (Юрий Борисовец, президент Ассоциации «Российский индустриальный альянс», — прим. ред.) и насколько я знаю, у них даже был договор аренды с «Синема Парком». Нам удалось убедить его, что вместо того, чтобы сдавать в аренду площади «Синема Парку», нужно продать их нам. Я благодарен ему, что он поверил в нас, в то, что неопытный местный, локальный оператор сможет сделать что-то достойное.

- «Кристалл» уже окупился?

— Нет. Окупаемость кино – это лет десять. Причем это если ты вложил деньги из своего кармана. А у меня не было таких денег, мы привлекали деньги в банках, это удлиняет сроки окупаемости. Мы регулярно подбрасываем сюда денег, к весне откроем еще три небольших зала: два VIP-зала и один небольшой аттракцион, примерно как в «Колизее». Эти проекты сейчас в стадии реализации. Они будут на третьем этаже. Один зал на 25 мест, второй на 40-45. Билет будет дороже, думаю, что в два раза точно.

- За что зритель должен столько платить?

— Мы смотрим на других операторов, на успешные модели. Многие любят ходить смотреть кино в более удобных, камерных форматах. Кресла будут удобней, звук будет другой, не стандартный, получше. Хотя давайте остановлюсь на слове другой, потому что «лучше» — слово неправильное. В «Кристалле» хороший звук.

- Помню, вы планировали сделать в «Кристалле» билетные автоматы и музей.

— Да, билетные автоматы будут. Планировали их поставить до конца года, но не нашли на рынке того, что максимально соответствовало бы нашему пониманию, как это должно работать. Мы нашли потенциальных партнеров на европейской выставке, целый год с ними договаривались о сотрудничестве, хотели русифицировать их модель и думали, что мы это сделаем до конца года. Но переговоры успехом не завершились, поэтому мы начнем все с нуля.

- А музей?

— Собираем. В кино очень много вещей становятся музейными экспонатами сами по себе. История до 2000 года — это старые киноаппараты и кресла, которые мы не выбрасываем, книги почетных гостей с фотографиями и автографами, например, актера Вячеслава Тихонова. Много кто у нас был. В 2005 году у нас появились новые экспонаты – оборудование IMAX, которое ни разу так и не работало в «Кристалле». Мы два раза покупали это оборудование. Первый раз — пленочное, оно у нас тут лежит новенькое, неиспользованное, потому что пришлось переносить открытие «Кристалла». Потом, во второй раз, купили цифровое оборудование. Мы сменим все пленочное оборудование на цифровое во всей сети до конца года. Музей будет в «Кристалле», но не в отдельном помещении. Мы лучше «натыкаем» этих экспонатов там и сям, думаю, так будет интереснее.



- Другой кинотеатр сети, правда, уже бывший, «Рубин», он будет торговым центром. Могли ли быть какие-то условия, на которых он мог работать как кинотеатр?

— Да, дотации. Мы его дотировали года три точно. Не могу сказать, что это были большие деньги. Мы пытались продать его городу или договориться о какой-то форме сосуществования, но в конченом итоге все происходит так, как происходит с точки зрения финансовой логики.

- Город отказался тратиться?

— Видимо, да. Мало примеров, где это дотируют. Ведь кино работает там, где живет минимум 300 тысяч человек. Из них в кино ходит 3-4%. Работы в «Рубине» уже начались, все делаем в рамках капитального ремонта, думаю, к лету уже закончим. Это будет стандартный торговый комплекс, 3-4 тысячи кв. м., название останется то же — «Рубин».

- Какой процент горожан ходит сегодня в кино?

— Мы с вами легко подсчитаем. Два наших кинотеатра – это порядка 2 млн. посещений в год, плюс другие кинотеатры Перми. Мы занимаем примерно 60% рынка, может даже 70%. Получается, что в кинотеатрах 3 млн. посещений в год, вернее, по три посещения на человека в год. В Перми неплохо ходят в кино, в других территориях хуже. Последние годы аудитория растет на 3-5%, но этот рост замедляется. Совершенно точно, через десять лет в два раза больше людей ходить в кино не будет.

- Телевизоры с большими экранами и 3D-эффектом как-то повлияли на посещаемость кинотеатров?

— Нет, но мы очень этого боялись. Когда ты вкладываешь огромные деньги, тем более заемные, все время думаешь: а вдруг люди перестанут ходить в кино. Мы очень боялись объемных телевизоров, форматов 3D, но жизнь показала, что 3D людей не «вштыривает». Немногие любят сидеть в очках и смотреть фильм. У кого-то болят глаза, кому-то неудобно. Большинство предпочитает 2D формат, причем 2D на большом экране, коим является IMAX, наиболее востребованный сегодня формат. Это раз. И потом на диване вы лежите каждый день, а вам хочется на свободу.

- То есть поход в кино - это по-прежнему событие?

— По-прежнему это событие.

- VeryVelly примает активное участие в культурных проектах города. «Текстура», разные городские инициативы. Получается, у Very Velly есть в городе своя миссия? Если да, то какая она?

— Ну, мы ее выстраиваем неосознанно, мы делаем то, что нам нравится, а нравится нам то, что культурно и красиво.

- Какие фильмы любит смотреть пермская публика?

— О, это беда, беда! Люди смотрят в основном то, что им навязывают, а навязывают коммерческое кино, где очень много барахла.

- Вы как-то пытаетесь повлиять на вкусы публики, формируете их, решаете, что показывать, а что нет?

— Пусть меня простит господь Бог, но нет. Мы не пытаемся этого делать. Дело в том, что на заре «Кристалла», когда его реконструировали, им командовала Татьяна Феофановна Флегинская, моя супруга. У нее изначально была абсолютно четкая установка, что нужно покупать хорошие фильмы. Она ездила на кинопоказы и сама искренне фильмы отбирала, но через полгода стало понятно, что это путь к банкротству. К сожалению, хорошее кино имеет лишь небольшой сегмент благодарных зрителей. А вот блокбастеры! 

Но я не виню людей, можно найти этому объективную причину. Люди воспринимают кино как место, где можно переключиться, немного проветрить голову от бытовухи. А хорошее кино требует определенных душевных и умственных затрат. Если ты вкладываешь миллион, чтобы было по-человечески, ты обязан окупаться, иначе кинотеатру придет капут. Поэтому мы берем то, что люди смотрят. (К слову, сам Александр Флегинский в молодости любил фильмы Тарковского, — прим. ред.)

- Как-то вкусы меняются у зрителей? Можно сказать, что они стали лучше или хуже? Все равно они голосуют рублем за какие-то фильмы.

— Я не мерило вкуса, не знаю, насколько там градус выше/ниже, но сказал бы, что да, меняются. Вообще люди в принципе становятся умнее. Особенно это видно по детям. Например, сегодня английским языком никого не удивишь, точно также многие получают хорошее образование.



- У вас есть любимый фильм и киногерой?

— Фильма нет любимого. Я вообще крайне мало хожу в кино, к сожалению. Я хожу в кино максимум два-три раза в год. Мне как-то тяжело собраться. Я много работаю. А вечером нет сил в кино ходить.

- А киногерой?

— И киногероя у меня любимого нет. У меня есть фильмы, которые запомнились. Назову парочку: «Форест Гамп», «Игры разума». Такого рода. Мне очень понравилось постановка некоторых моментов в «Мулен Руж». Абсолютно женский сценарий, но мне понравилась красота постановки. Я люблю красоту.

- Вы занимаетесь кинобизнесом, потому что это красивый бизнес?

— Вы хотите понятного рецепта?

- Просто ответа «почему?». Хочу понять.

— Я не знаю. Так случилось, значит, так надо. Нет, если б это было мне совершенно неприятно, я бы этим не занимался. Сказать, что я посвятил этому бизнесу жизнь, тоже неправильно. У меня есть команда единомышленников. К счастью, я никогда не работаю один. У меня есть люди, которым я верю, которых я люблю, с которыми мы являемся соучастниками, сопричастниками, поэтому мы делим нашу любовь пропорционально.

- Но это любимое дело? Можно назвать его любимым делом?

— Ну, напишите, пусть это будет так.

-И напоследок спрошу. В двух словах, что будет с пермским рынком киносмотрения дальше, как он будет развиваться?

— Абсолютно точно будут еще кинотеатры, потому что появятся торговые комплексы. Каждый новый торговый комплекс будет считать, что ему нужен «якорь». На рынок будут приходить и случайные люди в том числе, которым будет казаться, что мешок денег, который на них упал, нужно разместить там, где он принесет три мешка. А не принесет он три мешка. Но зато привлечет непрофессионалов, в том числе тех, кто через какое-то время разочаруются в этом бизнесе. В общем, число кинотеатров будет увеличиваться. Совершенно точно, все хорошими по качеству не будут. Хорошим будет каждый пятый-шестой.

И город, в смысле, публика их «потянет»?

— Ну, она рассосредоточится. Это будет как уменьшающийся слой масла, который не позволит делать серьезные вложения в отдельно взятый кинотеатр. Может показаться, что я рисую модель, отпугивая конкурентов, но я так искренне думаю. Если вы понесете деньги в пять магазинов, то рядом отстроятся еще пять, но интерьер будет несколько проще. Так и здесь. Будут появляться кинотеатры матричного экономного типа. Думаю, ближайшие пять лет в Перми парочка кинотеатров еще откроется.

- А вы не планируете сами открыть еще один здесь?

— В хороших местах, почему бы нет. Но это должен быть торговый комплекс хорошего класса, с хорошим подбором арендаторов, с хорошим расположением, с грамотным партнером-владельцем торгового комплекса.

Фото – Ольга Сорокина, текст - Алина Комалутдинова.        

Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!