21 Марта 2018 | 11:19

«Такого мы ещё не видели»

Произведения французского композитора Жана-Батиста Люлли нечасто можно услышать в России, даже в концертном исполнении. «Так что спектакль Пермского театра оперы и балета — прорыв в российской афише. Независимо от режиссёрского решения», — пишет о премьере лирической трагедии «Фаэтон» интернет-портал «Ревизор».

Оперу Люлли в постановке французского режиссёра Бенжамена Лазара показали в Перми 14, 15, 17 и 18 марта. ТЕКСТ собрал самые интересные отзывы российских театральных критиков о постановке.

«Слушая «Фаэтона», отчётливо понимаешь, почему Теодор Курентзис так уважает творчество Венсана Дюместра (дирижёра спектакля и руководителя французского оркестра Le Poème Harmonique — ред.): они оба — перфекционисты, добивающиеся в звуке, будь то вокал или инструментальное исполнительство, не просто красоты, но абсолюта», — пишет Юлия Баталина в «Новом компаньоне».  — В который уже раз пермская публика может дружно сказать: «Такого мы ещё не видели».


Фото Никиты Чутомнова

Об оркестре


Colta

— «Фаэтон» — результат не первый год длящихся дружеских отношений двух выдающихся коллективов из Перми и Нормандии: MusicAeterna и Le Poème Harmonique. Из их музыкантов составлен небольшой драгоценный оркестр: из первого — струнные, из второго — виолы да гамба, деревянные духовые и группа континуо с лютней и гитарой. Все инструменты — разумеется, копии старинных, состав — как при Люлли. За пультом — знаток французского барокко, знаменитый основатель Le Poème Harmonique Венсан Дюместр, изготовляющий из имеющихся у него отменных ингредиентов волшебную, плывущую, невесомую консистенцию.

«Медуза»:

- Понять, где заканчивают играть гости, и вступают хозяева, решительно невозможно — на выходе у французско-пермского ансамбля получается бесшовная текстура бескомпромиссного качества.

«Новый компаньон»:

— Венсан Дюместр утверждает, что это не механическое сложение двух групп музыкантов, а нечто новое, и премьера доказала его правоту: даже слушатели, привыкшие к исключительному звуку оркестра Теодора Курентзиса, отметили особую изысканность инструментальной составляющей музыки.

«Коммерсант»:

— Никогда прежде у нас не ставили Люлли, теперь поставили, и сразу с совершенно экспертным качеством оркестровой интерпретации: такой красотой тембра, когда гобои сливаются со скрипками colla parte, такой фразировкой, таким аккомпанементом в речитативах и вообще таким заправским владением старинной галльской поэтикой можно гордиться не только в Перми, но и в Версале.

«Ревизор»:

— Играли прекрасно — с прозрачным, лёгким звуком, ненавязчиво, но последовательно вникая в специфику музыки: её чёткую танцевальность и глубинную душевность, при внешней церемонности, её способность подчёркивать выпеваемое или произносимое слово, её величавую, чуть застылую «орнаментику» на фоне частой смены размеров.


Фото Никиты Чутомнова

Об артистах хора MusicAeterna и солистах спектакля


В составе солистов «Фаэтона» — приглашённые артисты и три певца из пермского хора MusicAeterna. В следующих пермских показах спектакля число местных солистов должно увеличиться — их будут вводить также из числа артистов пермского хора.

«Новый компаньон»:

— Первый голос, который слышат зрители, — это голос Елизаветы Свешниковой (из пермского хора MusicAeterna — ред.), исполнительницы роли Астреи. На протяжении всей постановки пермские певцы достойно исполняют пусть не главные, но весьма заметные партии; колоритный Виктор Шаповалов незабываемый в роли пророка Протея, а Александр Егоров в роли царя Меропа просто безупречен».

«Ревизор»:

— Под руководством хормейстера Виталия Полонского и приглашённых коучей хор не только точно и слаженно спел и «вкусно» сыграл, не только освоил старофранцузский язык с чёткой дикцией, но и посвятил российскую публику в разности исторического произношения: в XVII веке французы ещё не грассировали так выпукло, как сегодня.

В планах театра, заинтересованного в прокатной судьбе «Фаэтона», — заменить иностранных певцов, которых невозможно все время возить из Нормандии в Пермь, своими. И сделать так, чтобы уральский «Фаэтон» из разряда сенсации перешёл в нормальные рабочие будни, причём с высоким качеством.


Фото Никиты Чутомнова

О работе режиссёра и художника-постановщика


«Ревизор»:

— Режиссёр Бенжамен Лазар готовился к постановке год, а репетировал месяц. Те, кто думал увидеть ту или иную степень воспроизведения барочного спектакля, на премьере были разочарованы. Никаких реконструкций, сказал Лазар. Лирическая музыкальная трагедия должна быть актуальной не только по смыслу, но и по форме.

«Медуза»:

— Остроумный рецепт Лазара кажется одинаково удачным и для первого знакомства российской публики с французской барочной оперой, и для будущего дебюта пермяков в Версале: реконструкцию характерной для барочной сцены риторической жестикуляции режиссёр сочетает с видеодизайном, а наивно-простодушный пафос спектакля рубежа XVII-XVIII веков — с актуальным языком сегодняшнего визуального театра.

«Новый компаньон»:

— Художник-постановщик Матье Лорри-Дюпюи использовал, кажется, все возможности современного театра: здесь и причудливое, почти по-барочному игривое видео (режиссёр видео — Ян Шапотель), и театр теней, и лаконичные, но многозначительные декорации, которые временами удивительно напоминают циклопические стены Карнака или Абу-Симбела, и ослепительно броские детали, которые особенно впечатляют в финале, когда сцена буквально купается в золоте. Художник не боится упрёков в избыточности: Версаль так Версаль, золото так золото, Солнце так Солнце!

Colta:

— Ироничная нарезка из документальных кадров с разнонациональными марширующими военными колоннами, многотысячными олимпийскими стадионными праздниками и прочими символами всенародного единения, скорее, ломает творение Люлли—Кино, чем помогает проникнуть в его затейливые эмоциональные лабиринты.

«Коммерсант»:

— Бенжамен Лазар — признанный специалист по практикам старинного театра, и обычно его постановочные опыты с архаической жестикуляцией, условным гримом и, главное, свечным освещением выглядят очаровательно. Но в Перми использовать свечи не позволили противопожарные нормы, да и сам спектакль в целом — не реконструкторское упражнение, а попытка обличить ослепление вполне современного человечества. 

Отсюда и пролог, изображающий толпу выживших в каком-то апокалиптическом (предположительно, ядерном) происшествии. Отсюда и видео, довольно неуклюже замещающие балетные номера: начинается все с идиллических кадров с зайчиками и зелёными долами, дальше возникает сгущающее милитаристский дух попурри из парада на площади Де Голля, марширующей китайской армии и северокорейских стадионных празднеств. Под занавес же кадры ядерного зарева монтируются с мальчиком, играющим со спичками.

Следующие показы «Фаэтона» пройдут в конце мая — начале июня во Франции, в Королевской опере Версаля. «Подобное творческое «нахальство» — вернуть барочную оперу с Урала в место её рождения — само по себе демонстрирует уровень амбиций Пермского оперного», — пишет «Ревизор». 

Когда пермяки в следующий раз увидят постановку Бенжамена Лазара, пока неизвестно. Вероятно, уже в следующем сезоне. Но ясно одно: «Фаэтон» войдёт в постоянный репертуар Пермского театра оперы и балета.

Следите за творческими проектами в телеграм-канале " Интересная Пермь". Ежедневное обновление, новости и мнения.

Ольга Богданова (ежедневная пермская интернет-газета ТЕКСТ). Фото Никиты Чутомнова
Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!