По делу об избиении DJ Smash допросили сына Юрия Трутнева

7 Мая 2015 | 10:09

«Сейчас не время «Планеты людей», - руководитель бюро Гете-Института в Перми

Преподаватель немецкого языка, продюсер и руководитель контактного бюро Гете-Института в Перми Эвелина Бирюкова активно расширяла культурные границы Перми: в последние несколько лет в городе с лекциями и мастер-классами побывало множество иностранных музыкантов, публицистов, культурологов, — целая «Планета людей».

Теперь Эвелина Бирюкова сворачивает свои проекты и уезжает из страны. В интервью ТЕКСТу она рассказала о причинах отъезда, о том, как на смену культурной революции пришло «глухое средневековье», своем участии в московской конференции Георгия Исаакяна и о том, что будет с бюро Гете-Института в Перми.

— Расскажите, сколько лет вы прожили в Перми? С чего началась ваша деятельность как менеджера культурных проектов?

— В Перми я прожила 20 лет. Начинала работать в этом городе в качестве преподавателя немецкого языка в Дягилевской гимназии. Одновременно сотрудничала с Гете-Институтом в качестве переводчика немецкого языка, а позже возглавила контактное бюро в Перми. Когда моя деятельность стала выходить за рамки Гете-Института, который все-таки занимается продвижением только германского искусства, я создала собственное проектное бюро «Эрго». Тогда мы начали работать с Францией, Индией, Грузией, США, Эстонией, Англией – с десятком стран, создали международный проект «Планета людей», в рамках которого мы провели десятки творческих лабораторий и концертов с участием мастером мирового масштаба. Я вообще достаточно эклектична, мне довольно сложно долго оставаться в рамках какого-то одного направления. Поэтому 8 лет назад я открыла еще свою языковую школу, чуть позже – продюсерский центр. Мы выпустили диски прекрасных музыкантов: Виталия Коваленко, Грегора дю Букле, Марио Калдарару. В общей сложности, за это время наша команда осуществили более 120 проектов разного масштаба. И, может быть, я не состоялась как предприниматель – с цифрами отношения у меня никогда особенно не складывались, но как руководитель, как лидер, и я об этом говорю спокойно, я состоялась.

— И, тем не менее, вы приняли решение уехать из Перми. Почему?

— Не только из Перми. Я уезжаю из России. Так сложились обстоятельства – появился мой муж. Но замужество просто совпало с отъездом. Решение уехать из Перми было обдуманным и однозначным, вопрос был только в выборе направления. Ждать, пока Пермь выздоровеет, я не хочу. Наверное, можно жить историей малых дел, но это не мой вариант.

— Говоря «Пермь больна», вы имеете в виду ситуацию, сложившуюся в культурной сфере?

— Это всегда случается: после яркой революции приходит глухое средневековье. Оно не принесло с собой ничего кроме опустошения. Вы видите отток культурных менеджеров, музыкантов, художников, да во всех сферах, наверное, происходит то же самое. Те, кто много видел, слышал, кто жил в другой ситуации, уже не могут воспринимать цензуру и ограничения как норму.

В Перми несколько лет назад сложилось уникальное культурное пространство, и я рада, что принимала в этом участие. Уж меня точно нельзя обвинить в любви к Олегу Чиркунову, но он создал уникальные условия для осуществления проектной деятельности – конкурентную среду. Это была ситуация абсолютного равенства: не важно, кем ты являешься, — приходи и доказывай объективную значимость своего проекта. Двери были открыты для всех, всем давался микрофон. Сейчас же это — абсолютный конформизм, попытка услышать больше, чем хочет сказать Москва, пристрастность, огромное количество ограничений. Да что говорить, нужно просто перечитать Салтыкова-Щедрина.

— Что будет с вашими проектами? Может быть, можно их перенести в другие регионы?

— Увы, то, о чем я говорю, не региональная специфика. Те же самые процессы характерны для всей России. Мы попробовали возобновить «Планету людей» в Салехарде, получился хороший проект, но какой ценой: мы столкнулись с каким-то странным политическо-культурологическим давлением, когда живой, творческий процесс всеми силами старались уложить в прокрустово ложе конъюнктурных требований. Наверное, сейчас не время «Планеты людей», суть которого в объединении полярных культур и мнений, в свободном творческом поиске и эксперименте.

— Кто займется вместо вас работой по координации проектов Гете-Института в Перми?

— В качестве координатора проектов Гете-Института в Перми меня заменит Оксана Гекк – журналист и моя ученица. Я считаю, логично, что в такой не самой простой ситуации приходит молодой, европейски мыслящий, лояльный к мнению других, образованный человек в расцвете своих интеллектуальных и физических сил. Оксана примет бразды правления в июне. И первый проект, которым ей предстоит заняться – это передвижная выставка о роли российских немцев, которую совместно готовит пермский педагогический университет в лице блестящего профессора Александра Васильевича Черных и краеведческий музей. Гете-Институт привозит германского дизайнера, который примет участие в оформлении экспозиции и проведет ряд мастер-классов. После открытия в Перми выставка проедет по, минимум, девяти городам России.

— Чем вы займетесь после завершения переезда и всех связанных с этим хлопот?

— Я не знаю, откровенно признаться. Я хочу немного отдохнуть, дистанцироваться от всего, что меня здесь окружало. Я много занималась воспитанием сыновей, но как всякая разумная женщина, считаю, что сыновья должны очень рано уходить от родителей. Мужчины должны любить не маму, а других женщин, а мама должны быть тем человеком, который тебя примет каким бы ты ни был: на коне или под конем, с деньгами или без, состоявшимся или несостоявшимся. Мне бы сейчас хотелось создать такой дом, куда бы всегда могли прийти мои сыновья, внуки, друзья. И мой муж – как раз тот человек, с которым можно это сделать.

А что касается работы, за последние 11 лет я сделала столько, говорю это совершенно спокойно, сколько многие не делают за всю жизнь. Хотя, конечно, какие-то проекты будут. В октябре я планирую привезти германских экспертов на конференцию по проблематике музыкального театра, которую организует в Москве Георгий Исаакян. Наверное, что-то в будущем сделаю с этниками – это часть моей души. Ну а еще, мне часто говорят, что надо писать. Митя Муратов, прочитав мои эссе, предлагал написать книгу о власти и любви, даже план составил. Но я неусидчива, мне кажется, я не очень умею писать, хотя … исключать такой вариант не стоит.

— Есть вероятность, что при каких-то обстоятельствах вы вернетесь в Пермь?

Не знаю, какие это могли бы быть обстоятельства. Для меня история Перми закончилась.

Возможно, я в каком-то формате продолжу здесь присутствовать как менеджер: у меня здесь масса партнеров - прекрасные, талантливые люди. Но со временем, наверное, я бы хотела продать здесь квартиру, купить маленький дом в Испании, писать сказки и состариться, глядя на море.

Оксана Астафьева
Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!