23 Марта 2018 | 13:55

Почему за мечтой нужно ехать в Пермь, а не в Америку. История о переезде на Урал московского дизайнера Анастасии Ваимар

Ольга Богданова, специально для Casual Friday

С Анастасией Ваимар мы встречаемся в новой кафе-пекарне Демидовых в самом центре Перми. Увидеть её здесь за столиком можно очень часто: совсем недавно Анастасия закончила вести этот проект в качестве графического  дизайнера и маркетолога. За час, пока мы беседуем, с ней поздоровался и даже крепко обнялся, кажется, каждый второй посетитель кафе.

Между тем Анастасия ещё год назад жила в Москве. Весной, перед Дягилевским фестивалем она приехала в Пермь, да так здесь и осталась, вернувшись в столицу лишь на пару дней, чтобы забрать вещи. На Урале она нашла то, о чём давно мечтала: возможность заниматься графическим дизайном так, как она себе это представляет, каждый день общаться с интересными людьми, близкими ей по духу, и слушать классическую музыку в исполнении оркестра MusicAeterna. Собственно, ради последнего она и поехала в Пермь. 

Анастасия Ваимар рассказала ТЕКСТу, почему жить здесь интересней, чем в Москве, а такого количества кафе и кондитерских не найти в других городах, зачем почти каждый второй пермяк хочет отсюда уехать и что ему нужно знать о городе, чтобы остаться.


Анастасия Ваимар
Фото Евгения Дёмшина.


Дирижёр вообще-то топлес


Ровно год назад я увидела в Москве афишу, оформленную в не свойственном академическому подходу стиле: с очень странным парнем, намекающую на то, что дирижёр то вообще-то топлес. Теодор Курентзис с MusicAeterna приезжали с ночным концертом Рамо. Такая коммуникация была для меня неожиданной, я до этого не видела ничего из того, что делают ребята. И я, конечно, захотела пойти.

Незадолго до этого я участвовала в московской вечеринке Decompression, официальном мероприятии американского фестиваля Burning Man: помогала готовить костюмы. А потом придумала проект для этого фестиваля. Мне хотелось для начала проверить, как он сработает в России. 

В консерватории после концерта я пообщалась с генеральным продюсером Пермской оперы Марком де Мони, чтобы показать свой проект, который хотела предложить на Дягилевский фестиваль, и тогда же мы встретились впервые с Теодором. 

Руководству театра проект понравился, но по техническим причинам тогда воплотить идею не удалось. Я отложила его на время, но всё равно приняла решение ехать в Пермь и начала покупать билеты на события фестиваля. Мне приходилось вставать очень рано, чтобы понять, как же действовать, чтобы заполучить их через сайт в день старта продаж.

В Перми я оказалась в начале мая, поскольку хотела посмотреть ещё и премьеру оперы «Богема». Фестиваль начинался только в 20-х числах. В поезде я успела придумать новый проект и решила рискнуть: показать эскизы организаторам прямо перед фестивалем. И их одобрили. Так я попала на Дягилевский и сделала «Матрёшку», посвящённую балетам Стравинского. 

За месяц, пока я была в Перми, я познакомилась с кучей людей, всё это было очень весело. Каждый день я приходила в фестивальный клуб красить «Матрёшку», и всё отчётливее понимала, что я останусь в Перми. Не только из-за моего желания поменять место жительства. 


фото Марины Дмитриевой
Фото Марины Дмитриевой.

Я поняла, что хочу слушать эту музыку, заниматься проектами, пронизанными теми же ценностями, что и здесь. Я поняла, что в Перми я могу вырасти в творческом плане до совершенного другого уровня, хотя бы просто впитывая то, что делают ребята из MusicAeterna и Теодор, и вообще всё то, что делается в городе, потому что, конечно, не только Теодором всё здесь ограничивается. 

В Москве ты всё время занят зарабатыванием денег


Я давно хотела уехать из Москвы, но куда — не знала. Последние годы мне было понятно, что с точки зрения энергетики это не мой город. И Санкт-Петербург тоже оказался не таким. Хотя, может быть, там я просто не в той компании оказалась. 

В Москве последнее время я жила в долине реки Яузы в районе станции метро Ботанический сад. Рядом был парк, практически не ощущалось, что ты в большом городе — это уже за третьим транспортным кольцом. Я вела достаточно уединённый образ жизни и последние годы редко бывала в шумных частях Москвы.

Хозяин той моей квартиры живёт в деревне под Владимиром, будучи москвичом. Там у него с женой дом и хозяйство. Это вообще очень распространённая история, когда владельцы недвижимости в Москве сдают её, а сами уезжают. 

Но даже наличие реки и парка рядом не спасало меня. На первый план стали выходить другие ценности. Многие думают, что в Москве стоит жить, потому что можно зарабатывать больше. Но пока ты заработаешь, ты столько же потратишь, а на интересные тебе вещи ты не можешь найти время, потому что ты всё время занят зарабатыванием денег.


фото Анатолия Васильева
Фото Анатолия Васильева.

В Перми я многое могу сделать


Мой рабочий образ жизни после переезда значительно не изменился: я тоже занимаюсь проектами: кому брендинг, кому маркетинг, кому современное искусство. Просто я делаю всё это в Перми. Есть и московские проекты, дизайнерская работа позволяет делать их удалённо.

В Перми, конечно, всё другое. Мне было понятно, что с качественным дизайном здесь есть сложности, и мне будет чем заработать. Отношение к рекламе и фирменному стилю тут совсем другое. Нет той профессиональной индустрии, которая в Москве развита на мировом уровне. Нет сообщества профессионалов, которые этот уровень поддерживают и развивают. Нет крупного бизнеса, который заказывал бы  у пермских дизайн-студий брендинг.

В Перми крупные компании в лучшем случае открывают филиал, и то всю рекламу делают в Москве. Даже такие крупные предприятия как «Сибур», всё оформление делают через столичных дизайнеров. И я работала, находясь в Москве, с этим предприятием. Даже то, что здесь есть огромное производство, не даёт развиваться рекламной индустрии. 

Точку роста в Перми я вижу в работе с малым бизнесом: здесь огромное количество студий, кафе и ресторанчиков. За почти год жизни в Перми, я сделала дизайн журналу «Досуг» и новый стиль частной филармонии «Триумф», мы создали с нуля проект «Дом-пекарня Демидовых».

Отсутствие в городе развитого до мирового уровня рынка дизайна и рекламы даёт мне определённую свободу и понимание, что я могу здесь многое делать. В Москве миллион студий и совсем другие правила игры, и они меня не устраивают.

Каждый второй в Перми думает, что ему надо уезжать


Москва вообще другой город. Там всё общение в основном по работе. Люди больше обособлены друг от друга, у всех свои дома, проекты... По крайней мере, так было в моём окружении.

В городе обычно же держатся за людей, за дружеские связи. А так как я довольно плотно 10 лет занималась карьерой, то со сменой работы менялся и мой круг общения, долгосрочной дружбы не сложилось.
Я из военной семьи и езжу, начиная с 1,5 лет. Родилась в Германии, выросла в Средней Азии. В Россию мы переехали в 1993 году, и в итоге я осталась в Москве, но за 20 лет москвичкой так и не стала. А в Перми встретила то общение, которого мне так не хватало. 

Дружба в мегаполисе — это совсем не то, что здесь. В Перми можно в обеденный перерыв встретиться просто поболтать. Ты идёшь на улице, встречаешь знакомых, и вы останавливаетесь и разговариваете. У вас есть на это время! Чтобы встретиться с друзьями в Москве, надо планировать встречу за месяц. Это просто данность.

А здесь другой масштаб, и качество общения и ценности другие. Они не в том, что с нужными людьми нужно дружить. Общение случается просто потому, что есть потребность говорить с человеком, потому что вам интересно, у вас совпадают ценности. 

Проводником моим стала Маша Долгих, куратор бюро Locator. Лучшего проводника сложно себе представить. Если приехал в Пермь, можно подойти к ней и сказать: «Маша, я тут новенький, адаптируй меня, пожалуйста, в этом городе». За время моего участия в выставке Eleven и гастролей журнала Seasons, которые она организовала, я познакомилась с множеством людей, с которыми потом в итоге мы сделали совместный проект или просто стали дружить. 

Я в Перми уже, кажется, миллион раз рассказала историю, почему здесь осталась. Практически всем пермякам это было интересно. И за время общения со мной несколько человек передумали ехать в столицу и сделали что-то здесь. Когда мы познакомились с дизайнером Светой Балашовой, она сказала, что мечтает уехать в Питер, а в итоге она открыла проект «Квартира №8», и абсолютно счастлива.

Примерно через одного все люди в Перми думают, что им пора уезжать отсюда. Они просто не знают свой город. Я теперь тоже думаю, что открою здесь студию или школу, и мне тоже будет никуда не нужно. 

Такого большого числа кафешек я ещё нигде не видела


Я была приятно удивлена тому, как в Перми обстоят дела с общепитом. В Москве в кафе и рестораны я ходила нечасто — там, где действительно качественно и хорошо, там дорого. А здесь, мне кажется, даже Cup by Cup даже круче, чем московская селективная кофейня «ДаблБи». И в Перми в целом вся ресторанная история гораздо более развита.

Я сделала вывод, что отчасти это так, потому что с развлечениями и деньгами дела в городе обстоят не очень. А поесть — это всё равно что развлечься. А ещё тут часто холодно, и хочется повеселиться: съесть кусок тортика. 

В Перми много кафе и кондитерских, их количество на квадратный километр меня очень удивило, как и число профессиональных магазинов для кондитеров. Я была во многих городах России, и сравниваю не с Москвой. Такого большого числа кафешек, как в Перми, я ещё нигде не видела. 

Из мест в окрестностях Перми особо запала в сердце Хохловка. Какая-то чистота в ней есть. Хотя существует мнение, что она несовременная: законсервированная, не очень живая, как открытка. Но я считаю, что это не мешает ей. И я наоборот за то, чтобы толпы людей туда не ездили. 

Почему не нужно ехать за океан


Приближается новый Дягилевский фестиваль, и мне бы хотелось поучаствовать в нём художником-постановщиком или сделать какой-то арт-объект. Я надеюсь, что-то из этого получится. Хотя пока неизвестно, как всё будет. 

Ещё я не так давно примкнула к Praegressus во главе с музыкантами MusicAeterna Георгием Мансуровым и Иваном Сватковским. Они уже пять лет делают для Дягилевского фестиваля перформансы. В прошлом году с артистами балета они ставили первое действие пьесы «Роза и Крест» Александра Блока. В этом году масштаб проекта хочется повысить, и я присоединилась к ребятам, чтобы помочь. Мы готовим второе действие пьесы Блока. Это жутко интересно. 

А тот проект, который я не смогла воплотить на Дягилевском фестивале, я хочу сейчас заявить на пермский конкурс лэнд-арт объектов «Экология пространства», чтобы разместить его в долине одной из пермских рек. Он называется «Жемчужная мала», как буддийские чётки, и представляет собой 36 огромных бусин диаметром 60 см. Это светящиеся шары, запрограммированные определённым образом, на которых можно реально практиковать. 

Вот такие мои ближайшие планы в Перми.

Осталась бы я здесь, если бы не Теодор Курентзис и моё участие в Дягилевском фестивале? Ну, не знаю... Не было бы Теодора, не было бы такой насыщенной жизни в Перми. Он давно работает в этом пространстве, и это не ограничивается только театром, а находит отражение во всех людях. Я думаю, что всё равно доехала бы до Перми, так или иначе узнав о том, что здесь сейчас происходит. 

До участия в вечеринке Decompression я вообще не мыслила себя как художник, и это открыло мне мои возможности. А Теодор выступил своеобразной музой, и стало очевидно: не нужно далеко ехать за океан. Мне понравилась эта идея. Это было, как минимум, проще и дешевле. Хотя, конечно, мне никто не поверит и скажет: «Да ты просто увидала, что Теодор классный мужик, и приехала». Да, отчасти. 

Подобное притягивает подобное, даже на больших расстояниях. И меня сильнее притянуло в Пермь, чем в Америку. 

   
Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!