Разрушитель «Счастья не за горами» нарисовал грустное лицо на памятнике ЮНЕСКО

13 Марта 2015 | 11:01

Настоящий детектив: спецоперация китайского спецназа по задержанию пермских туристов в Тибете

Андрей Королев, доцент географического факультета ПГНИУ, мастер спорта по спортивному туризму



В конце лета 2014 года мы собрались в новую, уже четвертую, экспедицию по пересечению Тибета. Начать собирались от трассы Голмуд – Лхаса, в районе небольшого поселка Будунцуань, откуда двигаться на запад порядка 400 км, до горы Шапка Мономаха, 6800 м. Попытаться совершить восхождение на нее, или на какой-нибудь шеститысячник в непосредственной близости, а далее снова пересекать Тибет с севера на юг до его столицы Лхасы. Этот маршрут был самым восточным из всех пройденных ранее, нитка пересечения Тибета проходила примерно в двухстах километрах от маршрута 2011 года.

К Шапке Мономаха мы уже пытались попасть в 2009 году, когда пересекали Тибет по границе с Кунь-Лунем с запада на восток. В тот раз нам удалось совершить впервые два восхождения на вершины высотой более 6000 м, в районе горы Улуг-Музтаг, которые мы назвали пиком Пржевальского и пиком Роборовского. Когда же мы с большим трудом пробрались к Шапке Мономаха, то сильная пурга, продолжавшаяся несколько дней, не позволила нам даже посмотреть на эту труднодоступную вершину. Нам пришлось выходить из гор на север, в Цайдамскую котловину, потому что у нас уже не осталось запаса времени и продуктов, чтобы ждать, пока улучшится погода. Поэтому в 2014 году, мы решили попытаться вернуть этот должок, но подойти к этой недоступной горы с другой стороны – с востока, а само восхождение осуществлять с юга.

Новый маршрут, как и все три предыдущие маршрута по Тибету, должен был быть не совсем законным. Дело в том, что по Тибету (административному району), запрещено путешествовать иностранцам самостоятельно, а можно только покупать стандартные туры и ездить в сопровождении гидов, одним из которых, скорее всего, является сотрудником госбезопасности КНР. Такие туры организованы в основном в район Лхасы и горы Кайлас, и понятно, что по нашим уникальным маршрутам, не может быть никаких туров, и что никакой гид не в состоянии будет сопровождать по нашему маршруту. Поэтому все свои экспедиции в Тибет, мы начинали в других провинциях Китая, где можно иностранцам путешествовать самостоятельно, потом проходили несколько сотен километров, обычно более 500, по совершенно глухим и ненаселенным местам со сложным рельефом, через горы Кунь-Луня, и спокойно попадали в Тибет, перевалив через хребет Пржевальского (Аркатаг), там, где он никем не охраняется, да и где не от кого его охранять, потому что это одни из самых труднодоступных мест на Земле – полюс недоступности Евразии. Тем не менее, пройдя маршрут, мы все равно контактировали с правоохранительными органами, которые фиксировали наши нарушения и сканировали наши паспорта. Встречались с полицией мы уже или в столице Тибета, в Лхасе, или на границе с Непалом, через которую нам нужно пройти, чтобы закончить маршрут в Катманду. При этом полицейские никак не могли нас наказать, а обычно они наказывают депортацией из Тибета, мы ведь и так сами хотели покинуть его приделы и вернуться домой.

Видимо, у спецслужб КНР, накопилась уже информация о нашей команде, и они начали точить на нас зуб, чтобы в следующий раз, если мы снова окажемся в Тибете незаконно, то уж показать, на что они способны и депортировать нас оттуда самым эффектным образом.

Как обычно, перед экспедицией в Тибет я сделал два сопроводительных письма на китайском языке, чтобы их показывать пограничникам и полиции. Первое для входа в район, а второе для выхода. В первом правильно указано только начало маршрута в городе Голмуд, провинции Цинхай, там, где можно путешествовать иностранцам самостоятельно, завершение маршрута было указано тоже в провинции, где можно бывать иностранцам без сопровождения – в Синьцзян-Уйгурском районе Китая. Во втором письме был указан маршрут более менее верно – то, что он должен завершиться в Лхасе. 

И вот 29 августа 2014 года, мы, наконец, садимся в поезд до Екатеринбурга. Нас впервые в Тибет собралось 6 человек: Андрей Королев, Игорь Мохов, Иван Тарасенков, Игорь Пономарев, Александр Ранде и Константин Котельников. У каждого велосипед и 60-ти килограммовый велорюкзак, переделывающийся в заплечный. Перед посадкой в поезд меня замучили корреспонденты – пришлось давать интервью сразу нескольким телеканалам. Велосипеды нынче у нас были самые хорошие из всех. Тоже спецразработка. Только поменялась марка, сейчас они назывались не Форвард, а Формат, хотя делают их те же люди. В этот раз разработчики сумели сделать жесткую амортизационную вилку, большой грязевой просвет, и высокий дорожный. Сам велосипед был самого высокого уровня и очень легкий.  

Тибет

Начинает чувствоваться высота. Сильная, слабость, одышка. При самой небольшой нагрузке сразу задыхаешься, начинает темнеть в глазах и теряется сознание. Приходится наклоняться и интенсивно дышать, пока пульс немного не успокоится. Но и то в спокойном состоянии он не менее 120 ударов в минуту, хотя в норме у нас, он в пределах 60. Так в течение нескольких часов, мы собираем велосипеды, складываем рюкзаки, немного перекусываем и трогаемся в путь.



Едем, и к нашему удивлению, слева и справа от дороги встречается много пасущихся диких животных – куланов и антилоп, которые очень красиво смотрятся в закатных лучах.

Интересное происходит уже в утренних сумерках. Как ни странно, но здесь, вблизи от оживленной трасы, все мы выпадаем из забытья от долгого и настойчивого волчьего воя – это было своеобразное предзнаменование дальнейших событий нашей экспедиции. Это не вызвало страха в моей душе, не чувствовалось угрозы от этих звуков. Раньше я уже слышал волчий вой. Это было в начале марта 2001 года на Алтае на плато Укок. Вот тогда в наши души проник настоящий ужас. Была середина дня, стояла совершенно безветренная погода и очень ярко светило солнце. Так вот, в таких нехарактерных условиях для этого, мы совсем рядом, на вершине холма покрытого редкими лиственницами, услышали громкий волчий вой. Самого зверя видно не было, и это еще больше настораживало. Скоро к этому волку присоединился другой, потом третий, четвертый, и вот уже со всех сторон от нас протяжно и жутко выли волки. И это все при ярком дневном свете и абсолютной тишине. Тогда я сказал ребятам, что идем вместе и не растягиваемся. А себя пытался успокаивать, тем, что здесь огромное количество заячьих следов, и что волки сытые и вряд ли станут нападать на нас. 

Утром идет не сильный снег с дождем, дует ветер. Едем вглубь по этой слабо выраженной грунтовой дороге. Порой даже удивляюсь, как сумел ее разглядел на космосъемке, настолько она была не накатана. Довольно часто она прерывается участками болот, через которые приходится перетаскивать велосипеды. Едем на запад особо не набирая высоту. Погода пасмурная, дует ветер и временами идет дождь. В грязи действительно отчетливо видны волчьи следы. Ближе к обеду с запада появляется зловещая черная туча, явно несущая серьезную бурю. Одновременно впереди, ровно по нашему курсу, замечаем невысокое странное строение светло серого цвета. Изо всех сил устремляемся туда, чтобы успеть укрыться от ливня до его начала, а заодно и пообедать в более комфортных условиях. Пока обедаем, циклон уходит, а вся местность покрывается не толстым слоем снега. Набираем воду в веселом ручье, бегущем неподалеку от этого заброшенного пустого каменного домика. 



После обеда Тибет радует нас красками. Выходит солнце, все быстро высыхает и настроение у нас резко ползет вверх.

Спустя несколько дней пути:

Сегодня Костя вообще молодец. После обеда он выходит первым и начинает прокладывать колею вверх по склону. Мы идем за ним, потом я уточняю направление движения по приборам, и понимаю, что Костя идет не туда, куда мы планировали. Я изо всех сил пытаюсь его догнать и крикнуть, чтобы он идет не туда, и что нам нужно повернуть направо. Эх, если бы я знал, что произойдет через пару часов, я бы не стал его окликать, а шел бы спокойно за ним, вдоль этого озера дальше на запад, и не стал бы сворачивать на север, на перевал ведущий к Шапке Мономаха. 

 
Мы тащим велосипеды по снегу вверх по реке, на которой обедали. Я и Иван по очереди сменяем друг друга. Идти очень тяжело, постепенно набираем высоту, которая уже достигает 5000 м. Переходим на другой берег, там, как нам кажется удобнее идти. Река становится все уже, а склоны ниже и положи. Вот, мы, наконец, выходим на перевальное плато, спуск с которого, как раз приведет нас к началу маршрута восхождения на Шапку Мономаха. И тут, на тринадцатый деть экспедиции случилось нечто, сильно изменившее ее течение.



Нас догоняет Игорь Мохов, и вот мы идем уже втроем, а Игорь Пономарев и Саша, отстали от нас на несколько сотен метров. В один момент, когда я шел впереди, и остановился, чтобы отдышаться, неожиданно услышал резкий свист, вначале мимо правого уха, а потом мимо левого. Я очень удивился, потому что эти звуки больше всего напоминали свист пролетающих мимо пуль. 
 
Я в недоумении спросил ребят, слышали ли они этот звук. Они в таком же недоумении ответили, что слышали, и что им тоже совсем не понятно, кто же здесь может стрелять. Немного посовещавшись, мы потащили велосипеды дальше. Пока шли эту ходку, то еще несколько раз слышали свист пролетающих мимо пуль, но продолжили идти вперед. Скоро мы увидели впереди нечто необычное: далеко впереди, по самый кузов засевшие в грязи, стояли два загруженных китайских джипа. Рядом с ними стояла странная белая палатка, формой больше всего напоминающая чум. И между всем этим ходило примерно 7 человек вооруженных людей. Видно было, что они нас не видят, а заняты чем-то другим. 
 
Мы снова остановились, чтобы посовещаться о дальнейших действиях. Дождались даже Сашу и Игоря Пономарева. Внутренний голос мне говорит: «Иди назад», а голос разума говорит: «Иди вперед, нет ничего опасного в этих людях. Это, скорее всего, охотники или отдыхающие, которые не могут причинить нам вреда, и отнесутся к очень уважительно». В принципе так всегда бывало, мы ведь и раньше много раз уже встречали в горах вооруженных людей. 
 
И вот, мы продолжили тащить велосипеды по этому снегу, покрывающему глубокую грязь, прямиком на этих людей. Они нас не замечали еще несколько сот метров, и нам можно было скрыться от них.
Как всегда мы шли метров 50, а потом останавливались, чтобы отдышаться, и наклонялись на велосипеды, потому что от недостатка воздуха начинало темнеть в глазах, и сердце от натуги готово было выпрыгнуть из груди. Отдышавшись, мы тащили велосипеды дальше. Скоро незнакомцы нас заметили. При этом они забегали, засуетились, начали из своих машин и палатки доставать еще автоматы. Видно было, что они были очень встревожены и напуганы нашим появлением в этом чрезвычайно глухом месте, где никогда не бывает людей. Это ведь практически и есть полюс недоступности Евразии. 
 
Пули перестали пролетать мимо нас, а эти люди встали в одну линию, и держали автоматы наизготовку. Мы втроем шли рядом, а Саша и Игорь немного сзади. Игорь при этом молился, чтобы все было хорошо, а Саша написал на снегу сообщение для Кости: «Костя позвони домой». Только у Кости был спутниковый телефон, но его еще не было видно за перегибом склона. У меня и у Ивана в душе почему-то страха не было совершенно, а было спокойствие. 

 
Мы шли как танки на этих людей прямиком. Это видимо их еще больше напугало. Каждые 50 метров, мы как обычно наклонялись на велосипеды, чтобы отдышаться. Это незнакомцев видимо пугало еще больше, они все вздрагивали, и направляли автоматы прямо на нас. Когда до них оставалось меньше 100 метров, они открыли огонь в нашу сторону, но над нашими головами, чтобы показать, что они вооружены и настроены самым решительным образом. Хотя на самом деле это показало только, что они сами нас бояться. 
 
И вот мы подходим к ним вплотную, и уже можем разглядеть, что они все одеты в полицейскую форму, на головах у них фуражки с кокардами, а на спинах надпись «polic». Но было уже поздно, нам уже от них не скрыться. Все они выглядели очень уставшими, помятыми и грязными. Видно было, что они поджидают нас на этом перевале уже не первый день. Интересно, что среди них не было ни одного китайца, а все только тибетцы – это был горный полицейский спецназ. Ведь известно, что тибетцы лучше других переносят высоту. У них даже строение эритроцитов немного особенное. 
 
Полицейские обступили нас со всех сторон, и жестами начали показывать, что дальше идти нельзя, что нам нельзя путешествовать по хребту Кукушили. При этом они это название произносили по своему, говорили: «Кукусили, но». То есть Кукушили нельзя. Мои ребята, начали предполагать, что это не полицейские, а бандиты, переодетые в полицейскую форму. Уж больно они были помятые. Я их пытался успокоить, что это не могут быть бандиты, но мне это не очень удалось, хотя я сам был в этом совершенно уверен. 
 
Жестами полицейские попросили у нас паспорта. Мы их достали, и они начали внимательно их изучать. Это было не очень результативно, потому что они не знали английского, а знали только китайский и тибетский языки. А в наших загранпаспортах, как известно, информация есть только на русском и английском языках. Чтобы им облегчить задачу, я достал свое сопроводительное письмо на китайском языке. Изучать его они бросились с большим оживлением. Начали читать хором, а когда дошли до места, где написано, что руководитель экспедиции Андрей Королев, то почему-то вдруг радостно начали повторять «Анделе, Анделе», и при этом радостно подпрыгивать и хлопать друг друга руками. Я не сразу понял, что они имеют ввиду, пока они не указали на меня и спросив вопросительно: «Анделе?». Тогда я понял, что так звучит мое имя на китайский манер, они ведь не могут выговорить букву «р». По их радости и жестам, было видно, что они поджидали на этом перевали именно нас. А когда прочитали как меня зовут, то начали радоваться и кричать на тибетском языке: «Поймали, поймали». 
 
Они продолжили читать письмо дальше, и прочитали, что нас должно быть 5 человек. И ведь нас действительно пришло к ним только пять. Костю не было видно за горизонтом, и они не могли догадаться, что нас на самом деле шесть. Однако, они тут же начали пересчитывать на английском языке: «Уан, ту, фри, фо, файф…?», а потом с возмущением посмотрели на меня и хором спросили: «Сикс?». По ним было видно, что они перепугались, как бы он не сбежал. Удивительно, но они знали, что нас должно быть шесть. Значит точно, они поджидали на этом перевале именно нашу команду. 

Я их успокоил, что шестой никуда не сбежал, а что идет сзади, просто он отстал. Они успокоились, и жестами показали нам, чтобы мы ставили свою палатку рядом с их. 
 
Да, их спецслужбы показали, как они могут работать. Видимо за три предыдущие экспедиции, у них накопилось недовольство, что мы беспрепятственно путешествуем там, где это делать нельзя. Они решили нас поймать не вначале маршрута, около трассы, а прямо под горой. Это тоже было сделано правильно. Ведь ширина этой долины, в районе трассы, от которой мы двигались на запад, более 100 километров. И там нас поймать было довольно сложно. А здесь они встали на самом удобном перевале, ведущем к Шапке Мономаха, куда логичнее всего мы и должны были бы направляться. Попасть на джипах в это место непросто. Для этого они устроили временную базу заправки топливом, примерно в 200 километрах от трассы, и уже оттуда совершали выезды на легких джипах. На эту базу они загнали два огромных грузовика, похожих на КРАЗ, с топливом, разным снаряжением, продовольствием и солдатами. Всего у них было 3 джипа.

Понятно, что спецслужбы контролировали все наши перемещения по Китаю, и им не сложно было понять, куда мы направляемся. Мы ведь не скрываясь, покупали билеты на поезда, отправляли велосипеды багажом, и нанимали транспорт для заброски в горы. Да и в сопроводительном письме, который я показал китайским пограничникам в Хоргосе, было написано, мы собираемся ехать от города Голмуд в сторону Шапки Мономаха.

Все это время меня мучил вопрос, почему же мимо нас пролетали пули, если полицейские в тот момент нас еще не видели, а как только заметили, то сразу же перестали стрелять в нашу сторону. Ответ оказался банальным и смешным: они стреляли по бутылке, которая стояла как раз в нашем направлении. 
 
Благодаря тому, что ребята уже поставили палатку, у меня была возможно незаметно от полицейских доставать и прятать разные приборы. Когда они попросили навигатор, я им тут же отдал тот, в котором не было карт, а второй спрятал во внутренний карман спальника. Когда они попросили телефон, мы естественно прикинулись дурачками, и отдали им Сашин сотовый телефон андроид, а спутниковый телефон Костя, тоже в палатке умудрился хорошо спрятать, благо, что он размером не больше обычного сотового телефона. Также мы постарались не выдать им фотоаппараты зеркалки. Я сразу отдал свою небольшую мыльницу, хотя в ней были наиболее ценные фотографии по технической части и хронометражу. 
 
После этого они попросили показать содержимое рюкзаков. Я начал это делать со своего, хотя у меня там тоже были предметы, к которым они могли придраться: множество крупномасштабных топографических карт Тибета, космосъемка, аптечка, радиостанции и др. Конечно особо я переживал по поводу карт. К счастью у меня была еще и мелкомасштабная карта Тибета, купленная в Лхасе, в 2005 году, масштабом в 1 см – 40 км, так вот ее, я им и показывал. К ней они не могли бы придраться. 
 
Я открыл свой рюкзак и как обычно вначале начал показывать крупные интересные предметы – альпинистское снаряжение. Меня уже многократно обыскивали в разных странах, и поэтому была отработана система, как показать только, что можно, а нежелательные предметы утаить. Так вот, вначале я достал каску, и страховочную систему – и начал ее тщательно разворачивать и показывать им ее детали, потом достал кошки, ледобуры, веревку и репшнур, тоже тщательно все разворачивая. Этим я входил к ним в доверие, что ничего не хочу утаить. Тут они мне сами жестами начали показывать, что не нужно таких подробностей, мол и так все понятно, и что давай быстрее. Тут я дошел до своей одежды и достал мешочек, в котором лежали грязные носки. Я его тщательно развернул, и сунул им прямо в нос. Они вначале наклонились внимательнее рассмотреть, что это такое, а когда поняли – то резко отшатнулись, и жестами показали, что хватит показывать, давай приступим к следующему рюкзаку. 
 
Когда обыск закончился, мы их спросили, что они будут с нами делать. Они жестами показали, что ночью будем спать, а завтра они нас будут депортировать в Голмуд на своих джипах.

С раннего утра тибетцы начали вытаскивать свои джипы. Долго у них ничего не получалось. Вначале они выкапывали колеса из грязи, потом перед машиной на расстоянии 10-12 м закапывали в землю запасное колесо с привязанным к нему тросом лебедки, сами вставали на него впятером и пытались вытащить машину лебедкой. Это им удалось только через несколько часов, когда солнце уже было высоко и вся грязь растаяла.

Вечером, перед ужином, мы выпили немного спирта, чтобы не унывать, но и в честь завершения первого этапа экспедиции. После этого я поделился с ребятами новыми планами, как нам, несмотря ни на что выполнить все основные цели экспедиции. Мы ведь планировали следующее – пройти через полюс недоступности Евразии (это нам уже почти удалось), подняться на шеститысячник (Шапку Мономаха), проехать по местам, где живут тибетцы, посмотреть на их культуру, быт, монастыри, и закончить маршрут в столице Тибета Лхасе. Так вот, раз уж нас не пускают дальше, то можно эти же цели выполнить немного других местах, там где можно. На шеститысячник можно подняться, в районе трассы Голмуд – Лхаса. Он там есть рядом с дорогой, в районе нашего отворота, называется Саб-Гангри, высотой, 6143 м. Правда восхождение на него с разведкой и подходами, заняло бы все равно не мене 5 дней. Самое главное, проехать полноценный маршрут можно, и посмотреть на Тибет и тибетцев, можно начиная прямо от этой горы.

Наша депортация продолжалась еще 2 дня. На ночь мы останавливались, ставили палатку и готовили полноценный ужин и завтрак. Днем нас угощали полицейские всякими булочками, лепешками, острыми приправами, и мясом, которые ели только двое из нас. В свою очередь мы тоже угощали их нашей российской едой, которая очень им нравилась. Мы старались им помогать, когда это было возможно, и вообще они оказались классными ребятами. Видно было, что и мы им тоже понравились. Они уже совершенно без присмотра оставляли в машинах свои автоматы, когда сами выходили, вытаскивать автомобили, или на разведку. 
 
Самое интересное произошло на третий день езды. Мы уже приближались к асфальтовому шоссе Голмуд – Лхаса, как увидели несколько модных джипов ехавших нам навстречу. Скоро они остановились на сухом месте, а когда мы к ним подъехали, то Лампо сказал, что высшее полицейское руководство этих провинций Китая, и центральное китайское телевидение. 
 
Когда мы к ним подъехали, встречающие уже все вышли из машин и держали в руках какие-то красивые белые ленты. Наши конвоиры начали выходить из своих джипов, а те каждому из них вешали на шею эти белые ленты. Этот обряд напоминал русский обряд встречей хлебом и солью дорогих гостей. Всех полицейских поставили в шеренгу, им аплодировали, говорили какие-то торжественные речи и снимали на профессиональные видео камеры, явно для телевидения. Встречающие достали разные вкусные продукты – фрукты, хлеб, булочки, печенье, мясо, газировку и другое и организовали серьезный фуршет. По всему было видно, что наших друзей встречали как героев. Да и было за что. Они ведь выполнили сложнейшее спецзадание – поймали команду Королева. Да, если бы я знал заранее, что за нами будет такая серьезная охота, мы бы не пошли навстречу пулям, когда их услышали, а обошли их с юга, и тогда им не удалось бы нас поймать. В общем, нужно всегда слушаться внутреннего голоса. 
 
После этого встречающие подошли к нам и очень вежливо попросили выйти из машины. Среди них несколько человек свободно говорили по-английски, в том числе директор центрального телеканала. И мне пришлось, на своем ломаном английском, вместе с Иваном, который хоть немного больше слов, чем я, давать интервью центральному китайскому телевидению. А ведь в Китае 1 миллиард 700 миллионов жителей – это не шутка в деле. 
 
Мы постарались рассказать о себе, о своих целях и маршруте. Чтобы облегчить свою задачу, я показал им сопроводительное письмо, в котором была основная информация. 
 
После этого немного посовещавшись полицейское начальство, через директора телеканала, сообщило нам очень приятную довольно политическую информацию: «Поскольку вы русские, а Россия и Китай, в сложной мировой обстановке являются братскими соседями и должны друг другу помогать, то мы не повезем вас в город Голмуд в полицейский участок, а отпустим, там, где вам нужно, чтобы начать новый маршрут на Цюймалай». В ответ мы дружно крикнули: «Урра-а-а!», а все вокруг зааплодировали. После этого китайцы добавили еще одну фразу: «Только пожалуйста не ходите больше на хребет Кукушили, нам так сложно оттуда вас депортировать!». 

Фотографии предоставлены участниками экспедиции    

О дальнейших приключениях группы Андрея Королева можно прочитать в полной версии отчета о путешествии

Casual Friday – авторские колонки на свободные темы по пятницам в ТЕКСТе.
Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!