16 Августа 2018 | 16:21

Как интернет украл у нас стрит-арт

От редакции: 

Этот текст о настоящем и будущем пермского стрит-арта мы готовили в течение лета, и среди тех, с кем встречались в процессе его написания, конечно, был Александр Жунёв. 9 августа Саши не стало. Мы публикуем статью с цитатами художника из нашего разговора в июне этого года.

В пермском уличном искусстве на слуху сегодня всё те же имена, что и 10 лет назад: Александр Жунёв, Алексей Илькаев (Sad Face), Виктор Фрукты, Вячеслав Moff и другие. За много лет, кажется, так и не появилось поколения, которое могло бы уверенно и ярко прийти на смену этим художникам или творить на равных, а провокационные работы на улицах города стали появляться реже.

«ТЕКСТ» поговорил с пермскими художниками, и узнал, как работа на заказ влияет на их творчество, почему стрит-арт теряет популярность у местной молодёжи и стоит ли пермякам ждать нового всплеска уличного искусства в городе в ближайшие годы.


Алексей Илькаев
Алексей Илькаев

Сейчас модно не рисовать на улицах, а вести блог


Алексей Илькаев говорит, что новое поколение уличных художников в Перми всё же есть, но пока оно остаётся в тени. «Я знаю несколько молодых ребят, — рассказывает он. — Их можно было встретить в Доме грузчика, где мы часто проводили разные мероприятия для студентов, школьников и просто интересующихся стрит-артом». 

Начинающие пермские художники, по его словам, полны идей, но пока не понимают, как подать их, чтобы город это заметил, и скромно рисуют во дворах спальных районов и на окраинах города. Сам же Sad Face, когда только появился в 2011 году, отметился «грустными лицами» так масштабно, что их можно было встретить буквально на каждом углу Перми.


Рисунок не Каме, Алексей Илькаев
Рисунок на Каме, Алексей Илькаев

Художник наблюдает разрыв поколений не только в стрит-арте, но и в других субкультурах, брейк-дансе или скейт-культуре, например. Молодых ребят здесь тоже крайне мало.

Как предполагают пермские уличные художники, искать «пропавшее поколение» стоит в интернете. «В нашем детстве не было сотовых телефонов и соцсетей, — рассказывает Александр Жунёв. — А сейчас в моде медиа, а не реальная среда, и все пытаются словить хайп именно в интернете. Завести видеоблог на Ютьюбе — вот что сегодня круто». 

Молодому поколению мало интересна жизнь офлайн. Поэтому стрит-арт, как только поднялся на пик своей популярности в Перми, быстро начал выходить из моды. Продвинутая молодёжь хочет видеть, как растёт число просмотров и лайков у блога, а не рисовать на домах и заборах. 

Развитие интернета повлияло и на то, что художники с меньшей решительностью теперь создают новые работы. «Все хотят делать уникальное, чего до тебя никто не делал. И вдруг видят в интернете, что кто-то реализовал похожую идею. Большинство на этом остановится и откажется от замысла. Но это заблуждение — я знаю, что есть идеи, схожие с моими, но когда начинаешь их развивать, практически всё оказывается по-другому», — считает Sad Face. 

Вместо провокационного стрит-арта — украшение города


По-правде говоря, в пермском стрит-арте всё же есть новые имена. Художник Artøm, работающий под псевдонимом Ffchw — как раз из молодого поколения. Свои чёрно-белые рисунки он посвящает преимущественно проблемам экологии и эксплуатации детского труда. Встречаются они на центральных улицах города. Узнать работы художника можно безошибочно — все они выдержаны в одном стиле.

Среди коллег старшего поколения он выделяется тем, что держится особняком — Ffchw не встретишь ни на выставках, ни на мастер-классах. Но в фестивале «Длинные истории» в этом году он всё же принял участие. «Фестивали — это, конечно, хорошо, но со злободневными проблемами туда явно не по адресу», — говорит художник.


Ffchw
Работа Ffchw

 Снижение злободневности — ещё одна черта пермского стрит-арта. Хотя художники сами считают, что в Перми этот градус никогда и не поднимался высоко. Самой яркой работой, о которой написали многие пермские и федеральные СМИ, был, пожалуй, стрит-арт «Гагарин. Распятие» Александра Жунёва. В 2015 году праздник Пасхи совпал с Днём космонавтики, и художник использовал это обстоятельство, изобразив на стене одного из домов Перми распятого на кресте космонавта.  


Распятый Гагарин
Картина Александра Жунева, 2015

«Много ли у нас стрит-арта, честного, по-настоящему качественного, осмысленного, созданного местными художниками не в рамках фестивалей и не по заказу, без согласований, каким оно и должно быть? Всего несколько работ за 10 лет. Это просто капля в море для города, который ещё недавно назывался культурной столицей, по сравнению с тем как дела обстоят в Европе, ну или в той же Москве или Питере», — считает Ffchw. 

Он говорит, что раньше работы пермских уличных художников были мощней. Создавали их в меньшем количестве, чем сейчас, но привлекали они интерес горожан гораздо сильнее. Сейчас же в Перми появляется множество абстрактных рисунков и портретных или «мультяшных» изображений, а провокационными работами город удивляет разве что Sad Face: то к матрёшкам приделает грустные лица, то впишет их в образ иконы, то дьявольские маски выпустит в гжельской росписи. 

«В Перми вообще почти никогда не было социального стрит-арта, — категорично говорит Александр Жунёв. — Я пытался что-то делать — ту же историю с распятым Гагариным, но ведь я не то чтобы оппозиционер и нечасто делаю социально острые проекты. Я обращаю внимание то, что интересно мне самому: и на политическую ситуацию, и просто на городскую среду. Развиваю, например, технику пиксель-арта из скотча, хотя она не связана с политикой».


Александр Жунёв создал новый арт-объект, напоминающий о советских коврах и домашнем уюте
Работа Александра Жунева, 2017

Возможно, острых работ стало меньше в Перми ещё и потому, что многие художники сегодня не хотят идти на конфликт с властями. Те в свою очередь ужесточают мониторинг возможных социальных протестов и стараются пресекать их, в том числе, в стрит-арте.

А ещё протест — дело молодых, которых, очевидно, в пермском уличном искусстве сейчас мало. «Разные формы протестного и остросоциального искусства чаще возникают у молодёжи, — объясняет Алексей Илькаев. — А когда люди старше 25 лет делают стрит-арт, у них уже максимализм и радикальность сменяет нацеленность на коммерцию. Мы можем создавать социально острые работы, и периодически делаем это, но количество их, конечно, снизилось». 

Как заказные проекты помогают и мешают стрит-арту


Уличные художники поколения 2010-х не скрывают, что всё чаще берутся за коммерческие проекты, и на собственные идеи, которые не нужно согласовывать с заказчиком, у них остаётся всё меньше времени. «Я мог бы делать больше некоммерческих проектов, если бы я был холост и без двух детей, — смеётся Александр Жунёв. — И сейчас время такое: чтобы что-то сделать большое, нужно немало денег, а кризис, вроде как, у нас».

Его работа, созданная к выборам губернатора Прикамья в 2017 году, вызвала много противоречивых отзывов. На стене дома на улице Революции он изобразил героев мультфильма «Вовка в Тридевятом царстве». Главный персонаж обращается к Двум из ларца с вопросом: «Вы что это, и голосовать за меня будете?», а в верхней части изображения написано: «Выбирай сам». 


Август 2017
Август 2017

Рисунок был создан при финансовой поддержке пермского департамента культуры и молодёжной политики. Его идею и содержание художник предложил сам, но в обсуждении с властями рисунок всё же претерпел изменения. 

«Работа на заказ очень изнашивает морально, — говорит Александр Жунёв. — Заказчику всегда нужно не то, что ты хочешь сделать. Ему это кажется или слишком экстравагантным, или слишком жëстким, что может создать конфликтную ситуацию. Всем надо позитивчик, что-нибудь яркое, веселёнькое, чтобы человек захотел с этим сфотографироваться, в Инстаграм выложить. Такое всегда очень трудно придумывать, чтобы вышло небанально. Но в основном только на таких проектах ты зарабатываешь деньги».

Sad Face сейчас напротив, полностью ушёл в свободное творчество и считает, что были бы идеи — финансирование на них всегда найдётся. «Чтобы заниматься творчеством, деньги особо не нужны. Ты всегда их найдёшь в нужном количестве, если твоя идея сильная», — говорит художник. Он сам пять лет работал только на коммерческих проектах: оформлял фасады домов и предприятий. Но в прошлом году оставил это и активно начал заниматься только собственными идеями. 

А нужен ли вообще пермякам стрит-арт


Интересно, типичны ли пермские тенденции последних лет в стрит-арте для других российских городов и стран Европы? Александр Жунёв говорит, что в соседнем с нами Екатеринбурге волна уличного искусства сейчас гораздо сильнее, чем в Перми. В городе есть несколько негосударственных институций, которые профильно занимаются этим направлением искусства, например, фестиваль «Стенография» и стрит-арт галерея «Свитер». Кроме того, там есть Государственный центр современного искусства, который тоже поддерживает художников, проводит фестивали и выставки.

Алексей Илькаев, побывав в этом году на выставке уличного искусства Wandelism в Берлине, рассказывает, что проблем со стрит-артом там вообще нет: «Им буквально всё вокруг забомблено, много фасадов ещё в процессе, есть очень мощные работы». С поколениями художников в Берлине тоже совсем иная история, нежели в Перми: есть и те, кому за 50 лет, и очень много молодых ребят. 


Алексей Илькаев в Берлине


«Мне кажется, сами пермяки и город такой — в этом проблема. Пермь же — город ссыльных и работяг. Людям не нужен особо стрит-арт, — считает Александр Жунёв. — Пермяки, конечно, радуются, когда что-то происходит, но если им это искусство действительно было бы нужно, они бы активнее его поддерживали».

Ольга Богданова (ежедневная пермская интернет-газета ТЕКСТ).
Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!