Пермский аэропорт будет частично закрыт из-за работ по реконструкции

20 Марта 2018 | 11:32

Быть Lumpen

Полгода назад Елизавета Попова решилась публично рассказать о том, что скрывала даже от самых близких друзей с раннего детства. Около 13 лет она носила парик, потому что на теле её совсем не растут волосы. Алопеция, явление, провоцирующее их выпадение, встречается очень редко, а лекарства от него нет.

Впервые открыто снять парик Елизавета решилась во время фотосъёмок для одного московского ювелирного бренда. С тех пор она не носит его совсем. Ещё после школы Елизавета переехала из Перми в Москву, и сейчас продолжает учиться там на кинооператора и время от времени работать моделью. Недавно известное агентство Lumpen предложило ей сотрудничество, а американский журнал Vogue написал о ней статью.

Для ТЕКСТа Елизавета Попова рассказала, как справлялась со своей проблемой в школьные годы, и о том, почему человек без волос   сталкивается с агрессией окружающих в Перми гораздо чаще, чем в других городах.


Елизавета Попова


Абсолютно здорова, но волосы не растут


О том, что у неё на голове нет волос из-за алопеции, Елизавета решилась публично рассказать не сразу, как перестала носить парик. Какое-то время друзья думали, что она просто побрилась наголо. В своём признании в соцсетях Елизавета извинилась перед теми, кого ввела в заблуждение, и написала, как непросто ей было в детстве и юности.  

Волосы у неё выпали в четыре года. Это, конечно, шокировало родителей. «Бабушка начала натирать мою голову перцем, луком, мыть травами, водить меня в церковь, молиться… А с мамой мы прошли по всем врачам, сдали всевозможные анализы, ездили на консультации к трихологам по всей России. Итог: я абсолютно здорова, но волосы не растут», — рассказывает Елизавета.

Позже от врачей они с родителями узнали, что лекарства от алопеции, так называется это явление, нет. В восемь лет у Елизаветы всё же появились шикарные волосы, но потом они вновь выпали и уже больше не росли на всём теле. 13 лет Лиза ходила в парике.

Она рассказывает, что начальная школа была для неё «настоящим адом». В начале 2000-х парики ещё делали такими, что их отличие от натуральных волос сразу бросалось в глаза окружающим. 

«Сверстники обзывали, даже били меня после школы, — вспоминает Елизавета. — До пятого класса старшеклассники бегали за мной, грозились тем, что снимут с меня парик, и приходилось отбиваться. В семье тоже было не всё спокойно. Не понимая, что со мной происходит, я во всём винила своих родителей, много плакала, нервничала, жаловалась». 

Первые фотосъёмки без парика


Из Перми Елизавета уехала три года назад, сразу после окончания школы. Ещё во время учёбы она решила, что хочет стать кинооператором, а единственное место в России, где, по её мнению, стоит этой профессии учиться — ВГИК. Поэтому пришлось переезжать. 

Год она жила в Москве и ходила на подготовительные курсы в институт, затем поступила и сейчас учится на втором курсе на кинооператора. Время от времени снимает коммерческие видеоролики и часто стажируется. Ещё одно её увлечение — фотосъёмка на плёночную камеру. 

Некоторое время назад Елизавета совершенно случайно начала работать моделью. Первые предложения от брендов поступали ей в Инстаграме. Однажды во время съёмок для московской ювелирной марки Osa Jewelry фотограф попросил Елизавету заколоть волосы. Но она сказала, что не может, потому что носит парик. «Тогда сними его», — предложил фотограф.

«Реакция окружающих была совершенно неожиданной — все были в восторге. Я же чувствовала одновременно и удивление, и непонимание, и какое-то душевное спокойствие. Мне в тот момент казалось, что всё вдруг встало на свои места», — рассказывает Елизавета. До этого случая она смотрела на себя в зеркало без парика, и ей нравилось то, как она выглядит, но Лиза и предположить не могла, что это может нравиться кому-то ещё. 


Елизавета Попова


Модель агентства Lumpen и героиня Vogue 


Сейчас Елизавета совсем не носит парик. И ей больше не нужно скрывать от окружающих особенности своего тела. 

Лизе часто предлагают поучаствовать в фотосъёмках. «Но, как правило, это фотографы, которые ещё не состоялись, они просто видят интересное лицо и образ, и цепляются за него, думая, что с такой моделью их кадры точно станут круче», — уточняет Елизавета. Любимым фотографом, из тех, кто её снимал, она с уверенностью называет пермячку Евгению Брандт: «Как бы пафосно ни звучало, её камера правда проникает в тебя, и Женя будто бы снимает человека вместе с его аурой и внутренним миром».

Совсем недавно Елизавета начала сотрудничать с крупным московским агентством Lumpen, известным своим подбором людей с нестандартной внешностью: с многочисленными татуировками и пирсингом, с «диким» цветом волос и бритых наголо. Кастинг это агентство проводит через интернет, иногда основатель Lumpen Авдотья Александрова находит моделей прямо на улицах.

В феврале этого года про Лизу написал американский Vogue. Журналист Лиана Сатенштайн нашла её через всё тот же Инстаграм, попросила почту и задала вопросы. Статья вышла под заголовком « For This Russian Artist, Embracing Her Baldness Is an Act of Resistance»: журналист рассказала историю 21-летней художницы, для которой признание в отсутствии волос на теле стало актом сопротивления. Елизавета хочет, чтобы люди знали, что алопеция вообще существует, и перестали смотреть на лысых людей, как на раковых больных или фриков. 


«For This Russian Artist, Embracing Her Baldness Is an Act of Resistance»

«В Перми на улицах все смотрят на меня»


В Пермь Елизавета по-прежнему приезжает каждый год на новогодние праздники и на всё лето. И здесь окружающие вновь напоминают ей о том, что её внешность, мягко говоря, особенная. «На улицах все смотрят на меня. Много раз ко мне подходили какие-то мужики и задавали странные вопросы вроде «Чё? Волосы-то есть?», ну и просто что-то в стиле «О***! Иди пугай народ!», — говорит Елизавета.

В Москве, по её словам,  люди очень демократичны к внешнему виду. А если прийти в творческую тусовку или в ночной клуб, то все начнут знакомиться и говорить комплименты. 

После того, как Лиза сняла парик, она успела поездить по Краснодарскому краю со съёмками документального фильма, и там не встретила ни одной негативной реакции, даже от местных подростков. Затем она объехала всю Армению. «Отправляясь туда, я думала, что мне обязательно придётся купить там платок и шапку, чтобы не смущать местное население, — говорит она. — Да ничего подобного! Даже ни одного взгляда на мою голову никто не бросил, ни одного вопроса не было».

«Может быть, я буду подбирать парики под наряды» 


В соцсети «ВКонтакте» есть группа, где общаются и рассказывают свои истории люди с алопецией. Там к Елизавете иногда обращаются с просьбой помочь девушки, которые ещё не смогли снять парик, иногда пишут родители детей с алопецией. Среди них находится всё больше людей, которые дают своим детям свободу и право выбора — носить парик или ходить с головой без волос. 

Родители Елизаветы поступили, как ей теперь кажется, ошибочно, когда надели на неё парик: «Что может быть хуже, чем всё время что-то скрывать и бояться, что кто-то узнает? А дети, если захотят, всегда смогут легко найти способ для издевательств». 

На вопрос о том, наденет ли она когда-нибудь парик вновь, Лиза отвечает: «Пока что мне совершенно не хочется даже прикасаться к нему, но иногда я скучаю по ощущению от волос, от того, как я иногда делала себе хвостик или завивала волосы. Может быть я сделаю это, когда окончательно освобожу себя от предрассудков и буду подбирать парики под наряды. Не знаю, посмотрим».

Сейчас она собирается делать фотопроект на эту тему — снимать людей с алопецией. Но признаётся, то это даётся ей нелегко. «Фотографии пока что получаются слишком грустными, болезненными, — говорит Лиза. — Потому что, наверное, у меня ещё осталась душевная боль или обида по поводу моих волос».

  • Мы следим за творческой жизнью города и рассказываем истории об удивительных пермяках. Подпишитесь на наш канал в Телеграм и вы не пропустите самое интересное.

Ольга Богданова (ежедневная пермская интернет-газета ТЕКСТ). фото - Евгения Брандт.
Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!