13 Июня 2019 | 09:49

«Триумф» российского масштаба

Этой весной в частной филармонии «Триумф» был назначен новый директор. Им стала Анастасия Чеклецова, прежде работавшая над проектами в Пермском театре оперы и балета. Она сменила на этом посту Юлию Балабанову, которая три года возглавляла «Триумф» с самого его момента открытия.

«ТЕКСТ» узнал, как будет развиваться площадка в следующем сезоне, удастся ли решить её сложности с акустикой и рассадкой зрителей и как на частную филармонию может повлиять возможный отъезд из Перми Теодора Курентзиса.


Анастасия Чеклецова


— На должность в «Триумфе» вас назначили ещё весной, но к работе вы должны были приступить после Дягилевского фестиваля, где организовывали программу на Заводе Шпагина. Сейчас вы уже занимаетесь частной филармонией?

— Да, моя деятельность в театре оперы и балета завершена, и мы с командой «Триумфа» уже работаем вместе. 

— Есть ли какая-то новая концепция, с которой вы пришли? Как то, что вы планируете делать на площадке, соотносится с тем, что здесь происходило раньше?
  
— Когда три года назад частная филармония открылась при участии хора и оркестра musicAeterna  и непосредственно Теодора Курентзиса, с публичными содержательными заявлениями управляющей Юлии Балабановой, мне казалось, что я понимаю, о чём этот проект. Что это историческая площадка, которая держит свой стиль, но при этом она открыта новым форматам, которые коррелируют с её атмосферой. И мне это очень нравилось.

Ближе к концу работы Юлии или уже после её ухода, как мне показалось, этот стиль стал размываться. Атмосфера уже не была настолько первозданной. Это не плохо, и не хорошо. Концепция «Триумфа» сегодня не должна быть такой, как на старте, как бы нам всем этого ни хотелось. Просто потому, что сейчас уже нет того флёра: ведь это был своего рода стартап. «Триумф» вырос, стал юридически самостоятельным объектом, и теперь другие требования и к комфорту площадки, и к художественному уровню событий. 

Наше с Сергеем (Аристовым, заместителем директора частной филармонии «Триумф», с февраля по март 2019 года он исполнял обязанности руководителя — ред.) видение концепции и репертуара этой площадки совпадают. Это обращение к классике с готовностью к экспериментам и самостоятельному поиску новых слов в искусстве. 

Один из пунктов дальнейшего развития «Триумфа» — сотрудничество с молодыми пермскими режиссёрами. В июле, например, здесь состоится премьера бродвейского мюзикла «Пробуждение весны» в постановке Александра Шумилина.

У нас есть и другие, не менее амбициозные идеи, но о них мы объявим в сентябре на открытии сезона. После него у нас запланирована презентация для постоянных, новых и потенциальных партнёров.


Фото Никиты Чунтомова
Фото Никиты Чунтомова

— Что, на ваш взгляд, стоит поменять в самой площадке, есть ли какие-то очевидные недочёты?

— Минусы этого пространства складываются из специфики самого здания. Это памятник XIX века, его крайне сложно изменять и как-то перестраивать. Здесь, например, нет возможности организовать парковку или расширить зону туалетов. Расположение фойе и служебных помещений довольно сложное, хочется извлечь максимум пользы из каждого квадратного метра.

Главный плюс этого места — его атмосфера. Я бы сравнила его с хорошим, но не самым открытым человеком. Тебе с ним хорошо, но он требует особого подхода, внимания и осторожности. Моя задача максимум — к началу предстоящего сезона обновить зал и фойе, насколько это возможно. Мы хотим привлечь дизайнера помещений, чтобы пересмотреть пространство на момент организации потока людей, чтобы здесь было грамотное зонирование: где должно стоять кафе и в каком может режиме оно работать, должен ли гардероб остаться на прежнем месте, где разместить продажу сувенирной продукции и т.д. 

Мы хотим открыть кассу. Уже была такая попытка, и я хочу вернуться к этому варианту: чтобы в рабочее время можно было покупать в «Триумфе» билеты на события. 

Переоснащение зала — это очень большие вложения. И управляющая компания частной филармонии это понимает. Сколько бы банкетов и корпоративов мы ни проводили в «Триумфе», мы, к сожалению, не можем себе позволить за короткий срок купить новые стулья и заменить световое и звуковое оборудование. Мы понимаем все сложности, связанные с этим, и постепенно движемся к этой цели.

Нужно искать возможности для финансовых вливаний, а до этого —  наполнить пространство контентом, вложить в него душу, и для этого тоже нужны практические шаги. Поэтому мы занимаемся привлечением партнёров, чтобы позволить себе составлять программу «Триумфа» так, как мы это видим.

— А как в этой программе будут отражены отношения площадки с Пермским театром оперы и балета? Поменяется ли в них что-то с вашим приходом?

— «Триумф» был, остаётся и будет стратегическим партнёром театра. Это взаимодействие идейно схоже с взаимодействием дочерней компании и большого предприятия. У нас родственные отношения, и они всегда такими будут. 

При планировании сезона мы, в первую очередь, учитываем заявки от артистов театра, они всегда могут рассчитывать на нашу площадку для воплощения своих новых идей. 


Фото Андрея Чунтомова
Фото Андрея Чунтомова

— Планируется ли повторять что-то из проектов прошлого сезона? Например, вновь показать спектакль «Закрой мне глаза»?

— Пока этого события в афише нет, но я не думаю, что могут быть какие-то препятствия, чтобы показать его в «Триумфе» ещё раз. Инициатива здесь исходит от постановщиков, потому что у артистов, занятых в спектакле, совершенно разная занятость и расписание. Они работают в разных сферах, и, чтобы показ состоялся, их планы должны каким-то образом совпасть.

Пока в афише предстоящего сезона стоят только новые события. Но я уверена, некоторые проекты из прошлого повторятся. 

— Есть ли у вас глобальное видение — как будет развиваться «Триумф» дальше?

—  У меня есть большая цель, которую можно даже назвать мечтой. Чтобы «Триумф» стал площадкой российского масштаба. Чтобы это не было просто местом, где можно показать спектакль или провести свадьбу. Чтобы людям хотелось сюда попасть. Чтобы музыканты хотели сыграть в «Триумфе». Чтобы все были наслышаны о живой акустике, которая у нас есть, чтобы когда-нибудь, когда мы поработаем над стенами и потолком, люди были наслышаны и об электронной акустике в нашем зале. 

Чтобы музыканты хотели приехать и сыграть на нашем рояле, когда он появится. Сейчас, к сожалению, у нас не такой прекрасный инструмент, чтобы мы могли позволить себе приглашать исполнителей абсолютно любого уровня. Это очень дорогостоящее приобретение, как и звуковое оборудование, но это очень важно.

— Само появление и работа частной филармонии тесно связаны с деятельностью в Перми Теодора Курентзиса и оркестра musicAeterna. А разговоры об отъезде маэстро и его коллектива из Перми становятся только громче. Думали ли вы, как будет существовать «Триумф», если эти разговоры всё же станут реальностью?

— Когда я соглашалась на должность управляющей частной филармонией, я уже тогда представляла свою миссию здесь в таком ключе. В случае если Теодор Курентзис уедет из Перми, я думала, что «Триумф», выряжаясь образно, «будет раздувать угли костра, который он разжёг». 

Если уедут музыканты, которые часто выступают в «Триумфе», а их концерты — одна из самых ярких частей нашего репертуара, если вдруг мы этого лишимся, мы будем продолжать гореть их страстью к музыке.

Если в Перми не будет таких просветителей, как Теодор Курентзис, я бы хотела, чтобы музыканты, которые приезжают в «Триумф» с концертами, оставались здесь на время и давали бесплатные мастер-классы студентам музыкального колледжа и института культуры, проводили встречи для тех, кто интересуется музыкой. Чтобы со временем появилась своего рода «Лаборатория современного зрителя», но от музыкальных и театральных практиков.

Ольга Богданова (ежедневная пермская интернет-газета ТЕКСТ).
Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!