12 Августа 2020 | 14:47

Брил пенсионеров, стриг губернатора и мэра. Как пермский мужчина-парикмахер прошел путь от советского салона до своего барбершопа

В модном пермском кафе «Театралка» было тесно — курсанты собирались на танцы. В зал зашли человек десять в военной форме, сняли кепки. По их головам сразу стало понятно — это ребята из ВКИУ.

«Почти все они ходили с длинными осветленными челками. Им же нельзя было носить стрижки такого плана, поэтому на голове все было коротко стрижено, а челка была длинная, осветленная, ее зачесывали и прятали под фуражку, чтоб начальство не видело. Кстати, в другом военном училище, ВАТУ, так почти никто не ходил», - рассказывает пермский парикмахер-модельер Алексей Рычков о том, как модничали курсанты во второй воловине 80-х.

Сегодня за плечами Рычкова — 34-летний рабочий стаж. Он — один из немногих в Перми парикмахеров-мужчин, кто начинал  работать еще в Советском союзе и продолжает дело по сей день.


Алексей Рычков


Алексей Рычков рассказал ТЕКСТу о стрижках по цене пирожного, о том, как стриг губернатора и мэра, почему отговаривал сына идти по его стопам, а в итоге открыл с ним барбершоп. 

Филировочные ножницы по блату


В парикмахерской «Уралочка» на ул. Ушинского как обычно кипела работа, когда на стажировку пришел 16-летний Алексей Рычков. Его появление восприняли спокойно, хотя тогда, в 1987 году,  мужчины очень редко «шли в парикмахеры».

«Кроме меня парней в группе  не было, 50 девчонок и я один», - вспоминает он и признается, что по началу и не думал стричь, а мечтал стать фотографом. Пойти учиться на парикмахера посоветовала мама. В 1986 году он поступил, быстро «втянулся», а через пять месяцев уже вышел на стажировку. 


Алексей Рычков


Фотографии с моделями стрижек на стенах, общая ванна для мытья головы, очереди. «Когда-то приходилось работать совсем другими инструментами, мало напоминающими настоящие парикмахерские ножницы. Единственное, что их отличало от обычных — угол заточки. Они продавались в бумажных футлярах по десять штук. Цена у них была 1 руб 80 коп. Конечно, ни о какой лазерной заточке и регулируемым болте речь тогда не шла!

Помню, как впервые увидел филировочные ножницы у мастеров салона, куда пришел на работу после учебы. Это казалось настоящим чудом, ведь во время учебы мы пользовались только прямыми ножницами. Я стал спрашивать, где их раздобыть. И получил ответ: ищи знакомых на заводе, за определенную сумму тебе сделают из прямых филировочные», - вспоминает Алексей Рычков.


Алексей Рычков


Сперва он подумал, что над ним подшутили, но это оказалось правдой. «Мне повезло. У моего друга на заводе работал отец. Так у меня появились филировочные ножницы, специально выточенные для меня из обычных», - объяснил он.

К счастью, стриг он такими ножницами недолго — в конце 80-х у пермских мастеров появился могилевский инструмент, ножницы, которые стригли. «Не просто хорошо срезали пряди, но и позволяли сделать точную окантовку, были очень легкими», - пояснил Алексей Рычков.

Стрижка по цене пирожного


Может ли стрижка стоить как пирожное в кондитерской? Да, если она сделана в обычной пермской советской парикмахерской. По воспоминаниям Алексея Рычкова, по цене пирожного, то есть за 22 копейки, советский мужчина мог сделать стрижку «Английская полька». Другая популярная стрижка «Бокс» стоила 15 копеек или 15 коробков спичек! Столько же стоил «Полубокс». Эти стрижки выбирали мужчины постарше.


Алексей Рычков


«Канадка» и «Модельная» стоили дороже, их выбирали клиенты помоложе. ««Канадка» стоила дорого — целых 40 копеек. Но это была дешевая стрижка по сравнению с элитной «Модельной», стоившей 1 рубль 20 копеек. Это была стоимость хорошего обеда!», - объясняет Алексей Рычков. 

«Вас освежить?»


Этот дежурный вопрос всегда звучал после стрижки и бритья в советских парикмахерских. Тогда одеколон был само собой разумеющийся услугой. Клиентов «освежали» «Шипром», одеколоном «В полет» и «Тройным». 

Самым популярным был «В полет». Алексей Рычков вспоминает, что после ежемесячной выдачи материалов он заканчивался первым. ««Шипром» пользовались те, кому за 60, после стрижки «Бокс» и «Полубокс». А вот запах «Тройного» одеколона был достаточно резкий. Он нравился ограниченному числу клиентов», -  вспоминает Алексей Рычков. 

Сейчас еще можно найти на прилавках магазинов «Шипр» и «Тройной». «Мне было очень приятно, когда друзья-клиенты подарили мне эти одеколоны в качестве сувенира. Запах оказался прежним, значит, рецепт еще не утерян», - говорит Алексей Рычков. 

Кроме одеколонов в советских парикмахерских использовали укладочные средства: лосьон «Фенвель» розового цвета и «Бриолин». Чтобы нанести «Фенвель» на волосы, нужно было им пропитать расческу, предварительно начесав на нее вату. Также, расческой  с ватой, смачивали сухие волосы перед стрижкой — пульверизаторов тогда не было. 

О любителях побриться  


В советских парикмахерских частенько бывало нашествие пенсионеров, желающих побриться за 10 копеек. Эта услуга была очень востребованной, так как была дешевой. А мастера брить не любили: это была кропотливая работа, отнимавшая много времени — полчаса, больше, чем на стрижку.

После бритья по желанию клиента мастер делал еще и массаж лица с кремом. «Я брил и брил, и только мечтал — вот бы пришел кто-то с гладким лицом и попросил побрить! Но молодежь этой услугой, как назло, не пользовалась», - вспоминает Алексей Рычков. 

Сегодня борода — это модный тренд, а в советское время ее носили единицы. «Если усы еще встречались, то борода была настоящей редкостью», - говорит Алексей Рычков. 

В 1989 году, когда в газетах и на телевидении стали говорить о СПИДе, в парикмахерские пришло распоряжение: не брить! «Услуга была очень трудоемкой, требовала внимания, большой ответственности. А ведь цена ее была очень низкой! Поэтому мы были только рады этому запрету»,  - объясняет Алексей Рычков. Но запрет длился недолго — в парикмахерских были предприняты дополнительные меры безопасности и через пару лет бритье снова было разрешено. 

Стрижка, ставшая мемом


В 90-е годы к Рычкову часто приходили стричься «новые бизнесмены». Короткие куртки, короткие стрижки, - таким было веяние времени. В то время он на глаз мог определить «правильную» короткую стрижку от «неправильной».

Все зависело от места, где клиент ее делал. В салонах красоты услуги стоили дороже — там стригли машинкой, но через расческу — моделирование было даже на самых коротких стрижках, ведь форма головы у всех разная и волосы тоже. В простой парикмахерской всю голову стригли машинкой с насадкой, а нижнюю челку оставляли — стригли ее уже ножницами. Так появилась короткая стрижка со смешной торчащей челочкой, сегодня ставшая мемом. 

 О чем говорят мужчины


Были среди его клиентов и настоящие знаменитости. «Я пару раз стриг Трутнева, когда тот был мэром. Он спокойный, стрижешь его, он молчит. А Геннадий Вячеславович Игумнов наоборот. С ним и поговорить обо всем можно»,  - вспоминает Алексей Рычков. В итоге Трутнева долгое время стригла пермский мастер Галина Кремер. Тот, когда уже работал федеральным министром, несколько лет приезжал к ней стричься в салон «Эксперт», который открыл Рычков в 2003 году, уже после возвращения из Москвы. 

«Может быть, и сейчас она его стрижет, не знаю. А Геннадий Вячеславович пришел ко мне еще в 1996 году, когда был губернатором, так он до сих пор у меня и стрижется», - рассказал Алексей Рычков.  

Он уверен: мастер должен обладать широким кругозором, чтобы уметь поддержать разговор со своими клиентами. «К нам приходят не только постричься. Мы являемся своего рода психологами. У кого это хорошо получается, у того клиентов больше, это я уже заметил давно. Но есть и такие клиенты, которые приходят только стричься, расслабиться, посидеть молча. Я и сам такой же. Люблю стричься в тишине, но это издержки профессии. Наговоришься за день и лишний раз беседовать уже не хочется», - объясняет Алексей Рычков. 


Алексей Рычков

Семейное дело


Его сын Сергей с детства хотел пойти по стопам отца, но тот его отговаривал: парикмахерская — это хоть и творческий, но «завод». «Наша  профессия в большей степени привязана к определенному месту — я на себе это испытал очень хорошо. Невозможно уехать от клиентов. Поэтому я хотел, чтобы у него было больше свободы. Часто бывает удобнее и интереснее работать удаленно, нежели ходить на работу в одно и то же место день за днем. Но профессия интересная, спору нет», - считает Алексей Рычков. Сын послушал, поступил учиться на программиста, а потом передумал и последовал за отцом. 

Однако вместе они начали работать не сразу. В 2010 году Рычков-старший продал свою студию «Эксперт», говорит, «время пришло»: это был полноценный салон, а его больше тянуло просто стричь. В итоге он арендовал кабинет и несколько лет работал там один.

Открыть дело вместе с сыном он решился в 2015 году, когда тот, уже выучившись на парикмахера, несколько лет работал в пермских салонах. Так появилась мужская парикмахерская Short, которая на первых порах умещалась в одном кабинете на третьем этаже делового центра «Жемчужина». Сперва они работали там вдвоем. Сегодня в их барбершопе, который теперь находится на ул. Сибирская, стригут пять мастеров, включая самих Рычковых. 

За годы работы Рычков-старший понял, что в Перми мужчины более консервативны в выборе причесок, чем в столице. «Нынешняя молодежь быстрее подхватывает моду, чем раньше, но таких в Перми не много. Сюда все доходит медленнее, да и у людей часто нет желания быть модными, что ли. Я считаю, что наш город в этом плане более классический», - говорит он. 

Наши лучшие истории удобно читать в Телеграм >>> ( @edaperm)
Алина Комалутдинова, интернет-газета ТЕКСТ
Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!